В то страшное для всех бесланцев первое сентября Фатима Мамаева проводила свою 14-летнюю дочь Сабину на праздничную линейку. Казалось бы, ничего не предвещало беды, но сердце матери почему-то ёкнуло.

– Я посмотрела на неё в то утро и подумала: "Как же она выросла за лето! Стала девушкой, оформилась", – вспоминает Фатима. – Дома дочка всё поторапливала меня, прямо рвалась на праздник. А у меня на сердце было как-то тяжело – дурное предчувствие. А еще и за несколько дней до трагедии по городу пошли слухи, что планируется теракт где-то на рынке. До школы мы дошли вместе, Сабина помахала мне рукой и убежала. А я отправилась на работу в интернат. Буквально через час Фатима узнала о захвате школы. На протяжении трёх дней её муж Константин дежурил возле заминированного спортзала. А 3 сентября, во время штурма, ему удалось увидеть дочь и даже обмолвиться с ней парой слов. На этом след Сабины простыл...

– На третий день муж позвонил и сказал, что лично отправил Сабину в больницу, – рассказывает Фатима. – Я ринулась туда, но дочь не нашла. Предположила, что он обознался, но супруг стоял на своём, утверждал, что своими глазами видел нашего ребёнка.

В первые дни после трагедии около 200 заложников числились пропавшими без вести – многие тела сильно обгорели во время пожара. Семье Мамаевых предложили сделать анализ ДНК (это помогло бы опознать Сабину), но Константин наотрез отказался и жене запретил. Он верил, что их девочку увезли с собой оставшиеся в живых террористы и скоро потребуют выкуп.

– После долгих уговоров он всё-таки решился сдать анализ. Результат пришёл уже через три дня, что очень насторожило мужа, – продолжает Фатима Мамаева. – В итоге мы получили  обожжённое тело. Я его не видела (хоронили в закрытом гробу), но родственники, которые присутствовали на опознании, сказали, что рост был как у Сабины, а так... ничего там уже определить нельзя было. 11 октября мы устроили похороны.

Но и это Константина не остановило. Он продолжал ждать дочь домой.
– Муж ходил на кладбище, но всё время повторял: "Это не наша Сабина", – говорит Фатима. – Семь лет назад и его не стало – случилась онкология. Помню, перед своим уходом он сел на диван, посмотрел на меня и сказал: "Фатима, я не обманываю тебя. Меня уже кем только не обзывали: и дураком, и слабоумным... Но вот увидишь – она вернётся!"
По словам Фатимы, если бы не те слова мужа, она бы уже давно переехала в другой дом, но в сердце ещё теплится надежда. Только она и помогает жить дальше. 

116 человек долго не могли опознать – их тела были сильно обожжены.

Читайте также:

Спасённые в Беслане не могут забыть трагедию