2 февраля 1943 года закончилась главная битва Великой Отечественной войны, за которой почти полгода наблюдал весь мир

Величие того, что происходило под Сталинградом с августа 1942-го по февраль 1943-го советские историки осознали ещё до того, как сражение было победоносно закончено. Уже в декабре 1942 года группа историков, члены комиссии, созданной московским профессором Исааком Минцем, прибыла в Сталинград. Они посетили разные участки фронта – в штабах, окопах и блиндажах историки разговаривали с командирами и бойцами Красной армии и всё записывали. В итоге были собраны 215 уникальных интервью с непосредственными участниками тех событий – не только с военными, но и некоторыми гражданскими, продолжавшими жить и работать в осаждённом городе. Большая часть этих материалов долго оставалась засекреченной. В 2015 году интервью были подготовлены для публикации Германским историческим институтом в Москве и Российской Академией наук. Они вышли в свет в виде книги "Сталинградская битва. Свидетельства участников и очевидцев" под редакцией профессора истории Ратгерского университета Йохена Хелльбека.

Разрушение Сталинграда
Началом Сталинградской битвы принято считать невиданной силы бомбардировку 23 августа 1942 года.
 
ЦИТАТА: "Это был такой налёт, какого никогда ещё не было. Буквально было такое впечатление, что как будто бы всё небо покрыто самолётами. Не было, казалось, ни одного местечка, где бы не падали бомбы... Страшно это очень... Волной меня как повезло по всему райкому и прямо к стенке прижало, засыпало всю белой извёсткой... В течение трёх-четырёх дней всё было превращено в такие развалины, какие вы видите сейчас".
Денисова Клавдия Степановна, секретарь Ерманского районного комитета ВКП(б)
г. Сталинграда

900 тысяч человек составили потери немцев убитыми и раненными в Сталинградской битве.

ЦИТАТА: "В течение этой ночи (с 23 на 24 августа) Городской комитет обороны и Городской комитет партии создали кое-какие силы. Все истребительные отряды и все силы, какие нашлись в рабочих посёлках, были поставлены под ружьё и выставлены как опора, как вооружённая сила для защиты города. Таким образом, наутро мы создали некоторый вид обороны города, потому что в полном смысле это обороной назвать было нельзя".
Пигалёв Дмитрий Матвеевич, председатель Сталинградского исполнительного комитета Совета депутатов трудящихся

– Немецкие войска подошли к городу и, встретив минимальное сопротивление, остановились, – говорит историк Йохен Хелльбек. – Они просто не поверили, что в городе практически нет регулярных частей. А когда в конце концов они решили  занять город, момент был упущен – уже пришли новые советские подкрепления.

"Немцы сильно проигрывали в политической подготовке. Им не нужно было думать, только воевать. А в Красной армии каждого учили, за что сражаться".
Йохен Хелльбек, профессор истории Ратгерского университета

Уличные бои
Почти два месяца Красная армия и германские войска вели городские бои и сражения за плацдармы на берегу Волги. Господствующие над городом высоты переходили из рук в руки. 26 сентября немцы смогли занять центр города, но битва продолжалась.  

ЦИТАТА: "В 18 часов танки противника до 13 штук подошли к моему КП, где находился штаб полка. За 80–90 метров они прямой наводкой стали вести огонь. В это время с разведки шёл помощник начальника штаба полка по разведке Василий Калинин, ст. лейтенант. Он подполз к КП, взял противотанковое ружьё и вступил в единоборство с немецкими танками. В течение 12–15 минут он сжёг 5 немецких танков и подбил шесть. Затем взял группу автоматчиков в количестве 7 человек, пошёл в контратаку на десант, который пытался проникнуть на КП. В результате этой контратаки истребил с автоматчиками больше ста фашистов и продвинулся вперёд до 150 метров, где и закрепился".
Подполковник Чамов Андрей Сергеевич, командир 347-го стрелкового полка

  – В некоторые истории современному человеку трудно поверить. Не исключено, что какие-то моменты приукрашены, ведь интервью брали в момент триумфа, – говорит Йохен Хелльбек. – Но историки, которые брали эти интервью, работали добросовестно – они опрашивали по несколько человек из одной части. И истории получались непротиворечивыми.

Контрнаступление   

19 ноября 1942 года началось наступление Красной армии в рамках операции "Уран".  Уже 23 ноября 6-я армия вермахта оказалась в окружении.  Сначала немцы не восприняли это как катастрофу. Учитывая превосходство в самолётах, предполагалось снабжать окружённых по воздуху. Но кольцо окружения неумолимо сжималось

– У германского командования были данные разведки, что Красная армия готовит наступление, – говорит Йохен Хелльбек. – Но им просто не поверили. Генералы были убеждены, что силы противника на исходе, что победа близка, им казалось невозможным, чтобы Советский Союз выставит ещё миллион свежих штыков.

В последние дни Сталинградской битвы красноармейцы соревновались в том, кто больше возьмёт в плен фрицев и кто сможет найти и пленить Фридриха Паулюса.

ЦИТАТА: "Одиночек, которые попадали в плен, два-три, как правило, отправляли назад, говорим, что по  одному не берём. Хотите в плен – приглашайте ваших товарищей и приходите". Майор Егоров

– 30 января Паулюс получил телеграмму из Берлина, которой его произвели в генерал-фельдмаршалы, – рассказывает Йохен Хелльбек. – Я встречался с человеком, который ему вручал эту телеграмму, – Герхардом Хинденлангом. Всем было ясно, что это приказ убить себя, так как никогда в истории Германии генерал-фельдмаршал не попадал в плен. Но тогда Паулюс сказал: "Я христианин. Я не могу убить себя, это против моей совести". И это странно, ведь, как мне говорил Хинденланг, ещё в начале января Паулюс утверждал, что христианская мораль не пригодна для войны и надо руководствоваться другим законом. И буквально за одну ночь он вдруг стал трусом.


Итоги Сталинградской битвы

•    Во время наступления, кроме немецких войск, были уничтожены две румынские, одна итальянская и одна венгерская армии. Все войска союзников Германии из-за деморализации были убраны с фронта в тыл.
 •   Стратегическая инициатива навсегда перешла к Красной армии, а Германия впервые задумалась об обороне своей территории.
•    В Германии был объявлен трёхдневный траур.


ЭКСПЕРТ

Йохен Хелльбек
профессор истории Ратгерского университета

Немцы по понятным причинам воспринимают Сталинград как травмирующий момент, как символ ненужных колоссальных потерь, в отличие от россиян, которые подчёркивают победу и героизм.

Хотя уже 75 лет прошло, мы находимся в узких коридорах памяти. И, мне кажется, пришло время создавать общеевропейскую и мировую память о Сталинграде. И та и другая сторона во время войны называли Сталинград Красным Верденом, вспоминая самую жестокую битву Первой мировой. Через 70 лет после той битвы немецкий канцлер и французский президент встретились на кладбище Вердена и подали друг другу руки. И это рукопожатие стало символом для примирения между немцами и французами. И я мечтаю о таком же жесте в Сталинграде. Выглядит утопически, но, возможно, наступит время, когда и россияне, и немцы, и украинцы, и татары, и все, кто там воевал, придут туда для примирения и создания нового лучшего мира.