Сегодня в прокат выйдет комедия "Спасите Колю!". Metro удалось на премьере картины поймать исполнителя главной роли Дмитрия Нагиева и поговорить про умение отказываться, ледяные съёмки и тупик для человечества.

Вы всё ещё волнуетесь перед премьерами?

У меня есть волнение, пото-му что именно в этот фильм было вложено столько труда – во время съёмок всё как будто было против нас: погода, надвигающаяся пан-демия. Мы пытались успеть из последних сил.

Насколько вы придирчивы в выборе материала? Часто отказываетесь от проектов?

Сейчас стал отказываться. Но пока я это делаю не-умело и неловко, как будто оправдываясь. И получается у меня не очень. Директор прислала расписание на ближайшие 3 месяца. Вот хоть плачь – всего 6 выход-ных! Я спрашиваю: "Как же так? Я ж дал себе слово на пандемии, что больше я так работать не буду, мне же так понравилось сидеть дома".

Не умеете говорить "нет" или боитесь, что перестанут приглашать?

Взял всё, что нравится. Как откажешься от Буслова, от Бекмамбетова? Некоторые проекты я не могу выдавать, потому что, играя главную роль, я там в титрах не буду значиться. Хочу попробо-вать такой эксперимент.

Давайте вернёмся к "Спа-сите Колю!" и к сложностям на съёмках.

Давайте только оговоримся, что сложная работа – это у шахтёров, которые каждый день спускаются в забой. Когда я говорю о сложностях съёмок, это может у тех, кто действительно трудится по-серьёзному, вызвать улыбку.

Могу предположить, что съёмки зимой – это всё же реальное испытание.

В первый день съёмок была милейшая зима с пушистым снежком и спокойным Балтийским морем. Эта идиллия закончилась к утру следующего дня – на-чался непрекращающийся ледяной дождь. Вся группа ходила в "кошках" (когти, которые надевают на ботин-ки, чтобы не падать). Везде был сплошной лёд. Однаж-ды режиссёр попытался выпить чашечку кофе, стоя на пригорке, – нашли через полчаса с рассечённой голо-вой и в чём-то коричневом. Говорит, что кофе облился, но он столько летел... Даже если это не кофе – ничего в этом ужасного нет. Я бы точно обделался.

В кадре вы выглядите героем – в горящую избу заходите. Или это был дублёр?

Это был я. Мне надо было подбежать к горящей хате, дальше режиссёр бы сказал "стоп", и потом уже из дома выбегал бы каскадёр. Но у меня включился актёрский запал, я подбежал, потом за-бежал внутрь – и тут рухнула стена. Когда меня откопали, я думал – меня похвалят, а меня назвали дебилом.

Комедия создавалась невесело...

Да, и так хочется понимать, что не зря мы старались. Ведь есть фильмы, которые снимаются с бюджетом в миллиарды, – а выходит такое безобразие, пародия на мировые блокбастеры. Хочется доказать, что при определённом количестве таланта и небольшом коли-честве денег можно снять пускай не великое, но при-ятное кино.

Ваш герой, начальник военкомата, пытается женихов дочки сделать мужественнее. Вы соглас-ны, что новое поколение действительно отличается инфантильностью – здо-ровые ребята танцуют в "ТикТоке"?

Я далёк от того, чтобы обсуждать это и тем более осуждать. Я понимаю, что весь путь, которым мы идём, – тупиковый. И то, что происходит сейчас с молодё-жью, – "ТикТок" и так далее – это лишь часть этого пути.

Звучит пессимистично.

Я живу сегодняшним днём и умею радоваться хорошим вещам, но просто я вижу, что мы, всё человечество, идём в никуда. Из всех воз-можных вариантов развития мы выбрали самый грязный – путь войн, путь религиоз-ных распрей, путь гендерно-нейтральных людей. Чтобы на нашей планете появилось что-то новое и светлое, нас надо всех отсюда смести.