Сибиряк Тимофей Юрьев стал героем новостей в Нью-Йорке, когда бросился в ледяную воду, чтобы спасти двух лабрадоров от неминуемой смерти. Местные журналисты не жалели эпитетов, восхищаясь отвагой 45-летнего мужчины. Репортёр Metro разыскал Тимофея и узнал, что в спасении собак косвенно поучаствовал его дед-разведчик Константин Воронин.

ОПЕРАЦИЯ СПАСЕНИЯ

– В тот день мы гуляли с женой Мелиссой и собакой Кирой по Ирвингтонскому водохранилищу, – рассказывает Тимофей Metro. – Вдруг услышали женский крик. Вышли к озеру и увидели, что по льду идут две большие и старые собаки. На наших глазах одна из них провалилась под лёд, а затем и вторая. Мы стали подзывать их к себе, но они не могли выбраться из образовавшихся во льду расщелин. В конце концов, они прекратили сопротивляться и просто держались на воде. Тут уже и хозяйка подоспела, вся в слезах была, не знала, что и делать.

Это была женщина по имени Жаклин, жившая неподалёку. Выгуливая двух своих 12-летних лабрадоров, она стала возиться с их ошейниками, и в результате питомцы убежали к озеру.

– Я тут же стал раздеваться, так как понял – пока спасатели будут ехать, собаки утонут, а это значит, что придётся ещё за ними и нырять, а там всё-таки глубоко было, – продолжает свой рассказ Тимофей. – Плюс собак пришлось бы реанимировать, а это не всегда получается. Жаклин, увидев, что я раздеваюсь, стала меня отговаривать от этой затеи. Но жена проще отнеслась – мы же вместе с ней давно закалкой занимаемся, часто плаваем в ледяной воде, изучаем дыхательные методики, хорошо описанные "Ледяным человеком" из Голландии Вим Хофом, который известен своей способностью переносить крайне низкие температуры. Так что я знал, что жена – мой тыл, и что бы со мной ни случилось, она бы вытащила меня. Ну и моя молодая собака Кира тоже готова была подстраховать, она хорошо на воде держится.

Спасение лабрадоров.

Спасение лабрадоров.

Скриншот видео/Тимофей Юрьев/CVJTF Group, Другой

Фото:

Первый лабрадор находился достаточно близко к берегу, поэтому Тимофей очень быстро добрался до него, расчистил лёд, чтобы он смог выбраться, и вернулся обратно. А вот вторую собаку спасать было уже тяжелее, поскольку герой сильно замёрз, а особенно – его руки. И вот тогда он вспомнил всё, чему его в своё время учил в сибирском городе Киренске Иркутской области дед Константин Воронин.

– Он научил меня дыхательной методике, в которую его самого посвятили буддистские монахи в Сибири – это такие древние китайские народные знания, – рассказывает Тимофей. – Сейчас данные методики хорошо описаны Вимом Хофом, дыхательная техника реально работает. Не зря это всё изучают даже йоги. У меня было две минуты, за которые я продышался, насытил клетки организма кислородом, создал себе дополнительный запас энергии. Но это было ещё не всё. Дед научил меня нажимать на одну специальную точку на руке. У каждого она есть, это маленький такой электрический включатель, нажимаешь, и по тебе словно искра пробегает, тело взбадривается, становится тепло. Вообще, люди по-разному реагируют при нажатии на такие точки – они же стимулируют центральную нервную систему. Некоторые ощущают, как энергия проходит через мозг и тело, у других исчезает целиком боль, третьим, наоборот, становится больно, неудобно. А кому-то, как мне, становится тепло. В общем, я был полностью готов к операции спасения, поплыл к лабрадору, разбивая лёд локтями, повезло, что он был ломким. А тут и Кира подоспела, снова помогла мне. А когда я уже выбрался на берег, хозяйка была вся в слезах. "Спасибо вам огромное, даже не знаю, что вам сказать!" – это были первые её слова.

Спасение лабрадоров.

Спасение лабрадоров.

Скриншот видео/Тимофей Юрьев/CVJTF Group, Другой

Фото:

Тимофей чувствовал себя нормально, хотя на животе и груди у него осталось немало синяков и ссадин. Кроме того, когда он ехал домой на машине, у него тряслись руки от холода, поэтому непросто было держать руль. Но в целом всё прошло очень неплохо. В свою очередь, Жаклин нашла возможность отблагодарить своего благодетеля, когда на следующий день сообщила о геройстве русского сибиряка нью-йоркским журналистам.

– Четыре дня подряд я раздавал интервью, всего их было более двадцати – новость о спасении собак стала "вирусной" и разлетелась по всему миру, я уже на разных языках видел статьи, – вспоминает Тимофей. – А на днях ко мне даже приехал журналист, который захотел испытать всё в полевых условиях, то есть, впервые в жизни погрузиться в ледяную воду. Ну я и обучил его этому искусству – он сделал дыхательные упражнения, я нажал ему на ту самую точку на руке, и за каких-то  10 минут этот парень подготовился к испытанию. В итоге он провёл в ледяной воде около 10 секунд. Правда, у него поначалу началась паника, а это очень опасно, когда вырабатывается адреналин, организм начинает замерзать, система не работает. Но он быстро всё исправил.

ХОЛОДНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ

По словам Тимофея, именно дед первым стал учить его не бояться холода. Правда, детство мальчик провёл в Казахстане, на Семипалатинском ядерном полигоне, где его родители работали физиками-ядерщиками. Именно там Тимофею привили любовь к животным.

– Это был секретный полигон, в городке жили одни русские, – вспоминает он. – Мать работала биохимиком в лаборатории, изучала, что происходит с животными после ядерных взрывов. Их привозили после испытаний солдаты – мы дома выхаживали тушканчиков, змей, ёжиков и даже сов. Так я с детства полюбил животных, даже отправился учиться на ветеринара. И лишь потом уехал в Усть-Илимск, к деду.

Семипалатинск, 1991.

Семипалатинск, 1991.

РИА Новости

Фото:

У Константина Воронина была интересная судьба – он родился в Киренске, жил на реке Лене в условиях Крайнего Севера, где температура опускалась до -50 градусов. Потом попал в разведку Тихоокеанского флота, участвовал в спецоперациях, проводимых спецслужбами во время Великой Отечественной войны в Японии. Он знал приёмы из контактных единоборств, при использовании которых противник мог быть повержен без вскриков, молниеносно, при этом был ещё и водителем, взрывником, радистом, механиком… Об этом периоде своей жизни он мало кому рассказывал, но с внуком иногда делился подробностями.

– Знаю только одну историю – как его чуть под трибунал не отдали, – говорит Тимофей. – Он был секретарём высокопоставленного лица. В тот день они находились в секретной локации. Деду сказали, что если в помещение войдёт кто-то, о ком не докладывали, нужно будет в него стрелять. Ночью входная дверь распахнулась и в кабинет к его начальнику пошёл какой-то мужчина. Ну дед и выстрелил ему в ногу. В итоге оказалось, что это был известный генерал. Так служба деда и закончилась, он уехал в Сибирь, где ещё два года работал на сцене гимнастом – крутил сальто, потом стал охотником.

Первое погружение Тимофея в ледяную воду произошло, когда мальчику было 7 лет, и он приехал из Казахстана в Киренск в гости к деду. Тот вытащил его из бани и опустил в прорубь на реке Лене. Потом уже, когда Тимофей с родителями окончательно переехал в Сибирь, они стали много проводить времени с дедом. И тот обучил его всему, что умел.

– Как-то, когда мне было 12 лет, мы шли по улице и к нам пристала банда подростков, человек семь – у всех ножи, цепи, – вспоминает Тимофей. – Они принялись кричать, материться, оскорблять деда, и тогда он снял с себя ремень и так на них посмотрел, что все они разбежались. А вообще, он был большим оптимистом и очень весёлым человеком. Все его любили за это. Даже умер он с улыбкой – в госпитале, от инфаркта. Ему было уже под 80 лет. Он сказал какую-то шутку, врачи засмеялись, и в этот момент дед умер. Врачи смеялись и плакали.

Дед Тимофея Юрьева Константин Воронин.

Дед Тимофея Юрьева Константин Воронин.

предоставили Тимофей Юрьев, Другой

Фото:

Тимофей признался, что не только дед его любил заниматься холодными процедурами – фанатом этого дела стала и его мама Наталья Юрьева, которая и сейчас, в преклонном возрасте, выходит на снег и обливается ледяной водой из ведра, а также купается в прорубях (живёт она в городе атомщиков в Литве). Сам Тимофей – дайвер, и, естественно, любит всё, что связано с погружением под воду. Живёт он в США, хотя судьба помотала его по разным странам.

– Я приехал в Нью-Йорк прямо из Усть-Илимска в 1996 году, прожил там нелегально 10 лет, пытался получить документы, оформить гражданство – не вышло. Тогда поехал в Канаду и получил местное гражданство, оставшись при этом гражданином России и Казахстана. Через четыре года уехал в Непал, где обучился парапланеризму, стал обучать ему других. Спустя год оказался уже в Мексике, где открыл свою фирму по экстремальному туризму – возил желающих в самые глубокие пещеры мира. Мы там могли по ночам плавать с акулами, занимаясь фридайвингом с большими фонарями. А два года назад я вернулся в Нью-Йорк, где открыл фирму, в которой мы оказываем услуги по игровому погружению, создаём игровые условия для дайверов. В перспективе с нами, возможно, будет сотрудничать Голливуд – они хотят запустить сериал по нашим игровым сценариям.

Тимофей Юрьев.

Тимофей Юрьев.

Тимофей Юрьев/CVJTF Group, Другой

Фото:

В Нью-Йорке же Тимофей познакомился со своей супругой Мелиссой, которая обожает экстремальный спорт. Она была адвокатом, когда её свели с Тимофеем знакомые, чтобы девушка помогла сибиряку с открытием новой фирмы. На первом свидании они ночью на каяках обогнули армейский корабль в Манхэттене.

– А в начале этой зимы мы с супругой стали активно заниматься холодными процедурами, – говорит Тимофей. – Сначала стали принимать небольшие холодные души, потом погружаться в озёра, которых очень много в Нью-Йорке. А поскольку мы живём возле океана (наш дом стоит прямо на Гудзоне), сам бог велел окунаться и туда. Естественно, всё это мы делаем, применяя дыхательную методику. Вот почему я не боялся спасать тех собак – знал, что жена обязательно спасёт меня, если вдруг что-нибудь случится!