Наши космонавты до спутника Земли пока не долетели, но подготовка идёт полным ходом. Metro пообщалось с участниками изоляционных экспериментов – "как бы полётов" на Луну и Марс

Во время полёта к Луне или к Марсу экипажи должны находиться в замкнутом пространстве длительное время. А это, как оказалось, одна из ключевых проблем.

Институт медико-биологических проблем (ИМБП) РАН этой весной провёл изоляционный эксперимент "Эскиз" по отработке полёта на Луну на разрабатываемом в России новом космическом корабле "Орлёнок". Участниками эксперимента стали сами сотрудники института –  четверо мужчин и двое девушек. Им пришлось провести 14 суток в ограниченном пространстве площадью 18 кв. м. Но на самом деле жилая зона была ещё меньше – большую часть помещения занимали спальные места, научное оборудование и санузел. Для сравнения представьте, что 6 человек на две недели поселились на кухне в "панельке". Но чего только не сделаешь ради науки!

– Основной целью эксперимента стало изучение психологии членов экипажа в условиях скученности и исследование реакции иммунной системы в краткосрочный период, – рассказал Metro один из участников эксперимента Олег Волошин. – "Орлёнок" – совсем небольшой корабль, и экипаж там будет находиться в тесноте. Конечно, полетят не 6 человек, а 4 или 2, но условия вполне приближены. Также мы отрабатывали вопросы гигиены – смену белья и гигиенические процедуры. У нас не было возможности принять душ в течение двух недель, только влажные салфетки.

4 кровати на шестерых

Эксперимент "Эскиз" стал частью подготовки к очередному этапу международного проекта SIRIUS. Согласно программе, участники должны были условно долететь до Луны, высадиться на поверхность, используя систему виртуальной реальности, и вернуться обратно.

– Мы высаживались по двое, проходили дистанцию, садились в лунный ровер, выполняли поставленные задачи и возвращались на базу.

Все члены экипажа работают в одном институте, но времени пообщаться друг с другом до "полёта" фактически не было.

– У всех разный опыт участия в подобных экспериментах, поэтому мы не знали, сможем ли мы сосуществовать все вместе. Настроены были доброжелательно, поскольку понимали, что в тесноте любой конфликт очень сложно погасить. В результате всё устаканилось в первые 2–3 дня, мы даже ничего для этого специально не делали. Например, у нас в жилом модуле было 4 кровати на шестерых. Один человек должен был спать на матрасе на полу, а ещё один – в переходном отсеке, похожем на капсулу или трубу. Сначала мы думали, как будем распределять места, но в итоге оказалось, что каждый сам занял место, в котором ему комфортнее всего.

По словам Олега Волошина, две недели – не такой большой срок. Взрослый и психически адекватный человек должен выдержать. Но если брать длительные изоляционные эксперименты, например "Марс-500", проведённый 10 лет назад, то там кандидаты в обязательном порядке проходят психологическое тестирование.

О том, как справились со своей миссией участники нынешней "лунной экспедиции", говорить пока рано. На анализ данных может уйти несколько месяцев.

– Могу сказать, что с точки зрения психологии всё прошло более чем нормально, с гигиеной тоже никаких сложностей не возникало, – отметил Волошин.

Когда же на Луну?

– Очень сложный вопрос. При самых оптимистичных прогнозах – примерно в 30-х годах. Это если говорить о высадке на Луну. Перед этим нужно совершить несколько технических полётов, чтобы проверить, насколько точно будет работать система приземления и, самое главное, система старта с Луны. Я готов лететь хоть сейчас, если бы для этого были технические возможности. Но пока известных отработанных средств у нас нет. Если бы "Роскосмос" предложил мне отправиться к Луне, я бы отказался, потому что это билет в один конец.

Необщительные марсиане

С какими психологическими проблемами могут столкнуться участники межпланетных полётов, российским учёным подсказал проект "Марс-500" – первый эксперимент по моделированию межпланетного полёта в истории, продлившийся 520 суток. Анализируя его результаты, специалисты выделили два основных момента.

По мере удаления экипажа от Земли и увеличения автономности (срока отсутствия допоставок) очень сильно менялось поведение участников и взаимодействие между ними. При орбитальных полётах оперативная индивидуальная поддержка от Центра управления решает многие проблемы, в том числе и психологические. Однако в условиях задержки связи, а в проекте она достигала 10 с лишним минут, оказывать помощь было затруднительно.

– Чем дальше космонавты улетали, тем меньше они хотели общаться с ЦУП, – рассказал Вадим Гущин, психолог, ведущий научный сотрудник ИМБП РАН. –  Когда мы смоделировали полное отсутствие связи в течение недели – потом пришлось очень долго восстанавливать прежний режим общения. То есть экипаж перестал нуждаться в ЦУП. В ряде случаев, связанных с необходимостью срочно принимать решение, было невозможно сразу получить ответ на вопрос или подкрепить своё мнение, что приводило к нарушению связи "экипаж – ЦУП". У экипажа возникало чувство неудовлетворённости контактом. В результате решения принимались самостоятельно. Это достаточно тревожный сигнал, поскольку сейчас полёты проводятся при активном сопровождении специалистов с Земли.

Кульминационное событие

Принципиальным отличием межпланетного полёта от орбитального является кульминационное событие –  высадка на Марс. В результате экспедиция разделилась на высокомотивированную часть "до" и скучную рутину "после", потому что ничего интересного впереди не предвиделось, всё уже известно.

– У членов экипажа изменилось общее психоэмоциональное состояние, биохимические показатели, упала работоспособность, нарушился сон. Они перестали общаться не только с ЦУП, но и между собой, проводили время в индивидуальных каютах. И это тоже плохой знак. При этом никаких открытых конфликтов не было. Экипаж был сплочённым, и то, что они стали меньше общаться на этом фоне, – очень показательно. Это же явление повторилось в эксперименте SIRIUS-19. Мы убедились, что переносить опыт успешных орбитальных полётов на межпланетные – это неправильно.

"Мы убедились, что переносить опыт успешных орбитальных полётов на межпланетные – это неправильно", - Вадим Гущин, психолог, ведущий научный сотрудник ИМБП РАН

2030 – к этому году российские космонавты могут отправиться к Луне при самых оптимистичных прогнозах.