В Кузбассе предпринята очередная попытка сохранить телеутский и шорский – языки коренных малочисленных народов Сибири. Местные лингвисты и педагоги издали сборники с колыбельными на этих исчезающих языках, причём некоторые из детских песен – почти ровесники века.

Колыбельные песни выпустили в виде двух сборников, которые рекомендованы учителям, детям и их родителям. Главная цель изданий – запечатлеть древние языки, которые находятся на грани вымирания.

ТЕЛЕУТЫ И ШОРЦЫ

В Кузбассе уже пытались придумать, как сохранить телеутский и шорский – например, создавались словари, учебники, но это не сильно помогло.

– Теперь мы пробуем сохранять языки через такие интересные проекты, как с колыбельными, – рассказывает Metro педагог-этнограф Елена Чайковская. – Как и все тюркские языки, телеутский и шорский, конечно же, отличаются от других языков – там своя грамматика, свой синтаксис в предложениях. Но выучить эти языки не сложно, если изучить грамматику любого тюркского языка. Между собой телеутский и шорский немного отличаются, но телеут всегда поймёт шорца, и наоборот. И оба эти народа поймут хакаса и алтайца, так как это одна языковая группа.

По словам Елены Николаевны, телеуты и шорцы – коренные малочисленные народы Сибири, которых осталось совсем немного.

– Телеуты проживают очень локально, их в Кузбассе осталось около 2 тысяч, – утверждает автор проекта. – Они живут в маленьком посёлке Беково и в некоторых других местах. Шорцев побольше, последняя перепись показала, что их  около 12 тысяч. Языки этих народов, к сожалению, исчезают, потому что Кузбасс – индустриальная территория, здесь проходила мощная ассимиляция русских и коренных народов, и за последние 70 лет языки коренных народов сильно пострадали из-за урбанизации, переезда шорцев и телеутов в города. Да и в целом, проблема исчезновения языков малых коренных народов – глобальна и характерна практически для всех коренных народов мира.

МУЛЬТИК И ПАЗЛ

Елена Чайковская вместе с другими коллегами создавала сборники с колыбельными в течение полутора лет, используя разные инструменты взаимодействия с читателем.

– Началось всё с того, что мы узнали о существовании проекта "Колыбельные мира", – рассказывает она. – В итоге решили создать свой собственный проект. Мы собрали колыбельные, охватив период с начала XX века и до сегодняшних дней. Некоторые были опубликованы, другие находились в памяти народа. В пособии есть авторские, литературные и фольклорные  колыбельные.

Так выглядят сборники с колыбельными.

Так выглядят сборники с колыбельными.

пресс-служба администрации Кемеровской области, Другой

Фото:

Кроме того, шорцы и телеуты, используя национальные музыкальные инструменты, исполнили колыбельные для аудио, чтобы их можно было ещё и послушать. А для закрепления визуального эффекта разработчики проекта создали небольшой мультфильм и пазл, в котором на рисунках написаны несколько слов на шорском языке.

– Собирая пазл, ребёнок сможет ознакомиться с основной лексикой, – поясняет Елена Чайковская. – Например, "Ичем" – это мама в переводе с шорского, "палазы" – ребёнок, ну и так далее.

Шорский фольклорист и художник Любовь Арбачакова нарисовала иллюстрации к колыбельным. Под её кистью появились яркие образы: мама, которая нянчится с младенцем в колыбели, лошадки, что резвятся на лугу с мальчишкой, и в каждой её работе чувствуется этнический шорский колорит.

– Я занимаюсь фольклором, собираю шорские сказки и песни, ну и рисую! – рассказывает Любовь Никитовна Metro. – Сама жила в глухой деревушке, там было много животных, в том числе лошадок. У нас была большая семья, семеро детей, и я помню ту самую люльку, что нарисовала – её сделали вручную мои предки.

Любовь Никитовна с грустью отметила, что на шорском языке говорит сейчас всего тысяча человек. А старожилов (сказителей) и вовсе уже не осталось.

– Нас всё меньше – знающих язык и культуру, – отмечает она. – Последнего сказителя я записала в 2003 году. Он уже умер. Этот человек горловым пением исполнял героические сказания, используя шорский музыкальный инструмент кай-комуз, напоминающий балалайку. Это был уважаемый человек, его приглашали в гости, часто собиралось всё село, чтобы его послушать. Иногда он мог выступать и до 5 ночей. Теперь таких, как он, уже нет.

Любовь Арбачакова (слева) и сказитель Каучаков.

Любовь Арбачакова (слева) и сказитель Каучаков.

пресс-служба администрации Кемеровской области, Другой

Фото:

Шорская колыбельная:

Бай-бай, эркемай, паламай,
Узубалзаӊоқ, чақшымай.
Мен сени маттабоқ кӧӧленкел,
Чақша чайқапчам.

Пай-пай, палымай
Пай-пай, палымай,
Узу-узу, палымай,
Уға-уға, эркечеш,
Узу-узу, қызычажым!

Баю-баю, балым-ай
Баю-баю, балымай,
Узу-узу, балымай,
Ой-ой, қызымай,
Баю-баю, балымай!

Перевод Любови Арбачаковой:

Бай-бай, мой милый, моё дитя,
Поспи, мой хороший!
Я тебя очень люблю,
Хорошо покачаю.

Пай-пай, моё дитя
Пай-пай, моё дитя,
Спи-спи, моё дитя,
Уга-уга, милая,
Спи-спи, моя доченька!

Баю-баю, мое дитя,
Баю-баю, моё дитя,
Спи-спи, моё дитя
Ой-ой, моя дочь,
Баю-баю, моё дитя!