В российском прокате вышла драма "Особенные" от режиссёров Ольвье Накаша и Эрика Толедано ("1+1"). В центре её сюжета – два друга, которые по велению своего сердца занимаются адаптацией детей с аутизмом. Metro поговорило с исполнителем одной из главных ролей Венсаном Касселем про работу с особенными подростками, про воспитание детей и про российское безумие.

Думаю, что работа над картиной "Особенные" была не из лёгких…  
Работать в кино всегда легко. Если актёру сложно, значит, есть какие-то проблемы, что-то идёт не так. Актёрская игра должна приносить удовольствие, даже если играешь в тяжёлых драмах. Ты должен заставить всех поверить тебе. В этом есть много детского – делать вид, что являешься кем-то другим, а не собой.  

Но в данном случае вам пришлось сниматься не с профессиональными партнёрами, а с особенными детьми.   
Признаюсь, сначала я был испуган и взволнован. Когда я впервые встретился с этими детьми, то испытал грусть и потрясение от осознания того, что их воспитатели должны всегда помнить о дистанции. Вы не можете приближаться к ним слишком близко, слишком активно выражать свои эмоции, а это сложно. Когда вы сочувствуете кому-то, испытываете жалость, то относитесь к этому человеку как к субъекту, которому нужна ваша помощь. Когда вы общаетесь с детьми с аутизмом, вы можете с ними только сотрудничать, всегда быть в ровном хорошем настроении и не показывать своей жалости.

Вы проходили определённую подготовку перед съёмками?  
Да, конечно. Моя подготовка заключалась в том, чтобы привыкнуть к общению с этим ребятами, научиться понимать их. Это было непросто, потому что в нашей группе был один ребёнок, который даже не умел разговаривать. Но, когда ты адаптируешься, ты понимаешь, что такие дети учат тебя жить здесь и сейчас.

Фильм посвящён людям, которые не вписываются в общество. Вы когда-нибудь в своей жизни чувствовали себя изгоем, непонятым?   
Думаю, каждый человек так или иначе оказывался в таком положении, когда тот, кого ты любишь, не отвечает тебе взаимностью, или когда ты оказываешься в чужой стране, не понимая местного языка, или когда за границей теряешь паспорт и деньги. Ты чувствуешь себя потерянным, как будто один во всём мире. Наш фильм рассказывает  не только о детях с расстройством аутистического спектра, но обо всех нас. Мы все – особенные. И нужно воспитывать в наших детях уважение ко всем людям вне зависимости от их социального положения.

К слову, о детях. Ваша старшая дочка Дева в 15 лет уже начала работать,  в прошлом году став профессиональной моделью. Одобряете решение дочери?    
Я считаю, что Дева для своего возраста очень взрослая и разумная девушка, которая понимает, что она делает. В любом случае модельный бизнес – это отличная возможность путешествовать, встречаться с интересными людьми. И это хороший способ обрести уверенность в себе. Но я уверен, что Дева не собирается работать моделью всю свою жизнь. Надеюсь, она достаточно умна и для другого. (Смеётся.)

Вы много времени проводите в Бразилии, и я читала интервью, в котором вы говорили, что эта страна полна поэзии. Какие эмоции, ощущения вызывает у вас Россия?   
Здесь тоже есть место поэзии. Также от людей здесь я ощущаю определённую жёсткость, но за этой жёсткостью я чувствую безумие и эмоциональность. Я имею в виду безумие в хорошем смысле, это склонность к фантазии, умение переживать. Безумие – это комплимент в моих устах.