В начале апреля доцент физического факультета МГУ им. Ломоносова Михаил Тамм в интервью Metro дал прогноз относительно распространения в Москве эпидемии коронавируса.

Учёный работает в рамках моделей, предложенных зарубежными коллегами. Речь прежде всего о модификации модели SEIR (Susceptible – Exposed – Infected – Recovered), разработанной в университете Базеля. Она учитывает два самых важных параметра болезни – летальность и базовый коэффициент воспроизводства инфекции.

Статистика не отражает реальную картину

Тамм предполагал, что "при оптимистичном раскладе максимум смертности в Москве придётся на 20-25 апреля, потом начнётся медленный спад". Однако число летальных случаев в столице резко скакнуло 29-30 апреля.

– Ситуация развивается не в точности по оптимистичному прогнозу, главным образом имею в виду даже не сроки, а абсолютные цифры, – подчёркивает учёный. – Это связано с тем, что на момент нашего с вами прошлого разговора я недооценивал задержку в сборе данных. Думал, что она составляет 11-12 дней, как в некоторых зарубежных странах. Оказалось, на 7-10 дней больше. Между моментом, когда человек заразился и моментом, когда его случай попадает (если попадает) в статистику заболевших, проходит в среднем почти три недели. Это очень большое число, оно может и должно снизиться по мере увеличения объёма и скорости тестирования. Но сейчас важно понимать: данные статистики отражают реальную заболеваемость не на сегодня, а примерно на 10 апреля.

Вероятны манипуляции

По признанию Тамма, в показателях смертности в столице на данный момент вообще нет закономерности.

– Думаю, плато смертности в Москве начнётся не позднее конца праздников, скорее всего раньше, а возможно, мы его уже достигли. Насколько быстрым окажется спад, сказать очень сложно, не исключено, что довольно долгое время (несколько недель) мы будем видеть примерно постоянные цифры. При этом статистика смертности по Москве выглядит очень странно. Рост идёт ступенями: 5 дней подряд было по 27-29 летальных случаев, потом 5 дней – около 40, затем скакнуло до 65. Это поневоле заставляет подозревать возможные манипуляции со статистикой: как будто кто-то сверху спускает разнарядку о том, сколько можно сообщить смертей, и эта разнарядка время от времени меняется. Если это действительно так, то что-то предсказывать сложно. Важно понимать, что в очень многих случаях конкретную смерть можно объяснить по-разному. Если у человека диабет, то в причине смерти укажут "диабет, осложнённый коронавирусной инфекцией", но могут и так: "коронавирусная инфекция, осложнённая диабетом".

Пик заболеваемости был в конце марта Ситуация в городе на момент введения ограничительных мер 30 марта была заметно хуже, чем представлялось тогда, признаётся Тамм.

– По-видимому, пик заболеваемости (максимальное число новых заражённых в день) в Москве был перед началом карантина, то есть 27-29 марта. С тех пор число случаев заражения, скорее всего, уменьшается, но происходит это очень медленно. Мы уже 10 дней находимся на плато заболеваемости и до сих пор не можем с уверенностью сказать, движемся вверх или вниз. 2 мая была очень неприятная новая точка (5358 новых случаев – Прим. ред.), но, полагаю, это связано с ростом объёма тестирования. По крайней мере, устойчивого резкого увеличения ежедневных показателей, мне кажется, в ближайшие недели быть не должно. Так что от пессимистичного сценария мы всё-таки далеко. С другой стороны, важно понимать: если мы просидим на карантине, скажем, до конца мая, то заболеваемость может существенно снизиться, но полностью не исчезнет. А к тому моменту неизбежно и очень остро встанет вопрос об ослаблении ограничений – всё-таки бесконечно долго держать людей без работы невозможно. Дальнейшая траектория заболеваемости будет во многом зависеть от решений, которые примут власти в тот момент. Если начать неподготовленное снятие ограничений, то заболеваемость может резко пойти вверх.

Повторная вспышка в Екатеринбурге

Общее число заражённых с начала пандемии в России приближается к отметке 135 тысяч человек. Регионы на днях обошли столицу по росту заболеваемости. По мнению Тамма, это закономерная тенденция.

– В Москве к ситуации относятся достаточно серьёзно, изоляция соблюдается строго по сравнению с другими регионами. Там положение очень разное: где-то меры более жёсткие, где-то мягче, кто-то по-прежнему относится к происходящему легкомысленно. Но это опасно. Например, в последние 10 дней в Екатеринбурге наблюдается очень сильная повторная вспышка, связанная в немалой степени с преждевременным ослаблением мер карантина. Она уже дала в пять раз больше выявленных случаев, чем было в первой волне до 20 апреля. Если какому-то региону кажется, что там мало заболевших, не стоит забывать: при неправильной политике это преимущество можно растерять очень быстро.

Два фактора смягчения режима

Недавние ужесточения мер сдерживания пандемии в Москве не сильно повлияли на число заболевших, однако в целом эти меры оправданны, полагает учёный.

– Я сам испытываю естественный психологический дискомфорт по поводу введения цифровых пропусков. Судя по предварительным данным, эта мера не имела очень уж большого эффекта. Но важно, что она позволила остановить "ползучее" ослабление режима самоизоляции "явочным порядком". На данных по заболеваемости это пока не отразилась из-за запаздывания статистики, о котором я уже говорил. Что касается решения о смягчении режима, оно должно быть обусловлено двумя факторами: снижением заболеваемости (в котором мы до сих пор до конца не уверены) и подготовкой к тому, чтобы контролировать эпидемию другими, не связанными с всеобщим карантином методами. Самый важный элемент такого контроля – максимально быстрое выявление заражённых и очень активная работа (учёт, поиск, тестирование, изоляция) с их контактами, в том числе не самыми близкими. Поэтому отсутствие повсеместного и быстрого тестирования на COVID-19 сильно затягивает выход из карантина.

Сингапурский прогноз

На днях учёные из Сингапура сдвинули сроки окончания пандемии коронавируса в России с 20 июля на 19 августа.

– Попытка называть какое-то конкретное число мне кажется совершенной бессмыслицей, – говорит Тамм. – Уверенно можно говорить о том, что динамика будет очень разной в разных регионах. Никакого ответа на вопрос "когда эпидемия утихнет" на данный момент быть не может, ведь утихание эпидемии зависит от решений властей после 15 мая. Пока совершенно неясно, какими они окажутся. Речь главным образом о политике на стадии выхода из карантина. Этот процесс должен очень тщательно готовиться, ослабление ограничений на передвижение людей должно компенсироваться другими мерами сдерживания. Если этого не будет сделано, то при снятии ограничений немедленно начнётся новый резкий подъём заболеваемости, как наглядно показывает пример Екатеринбурга.

Самым опасным станет сентябрь

Тамм не исключает в России вторую волну коронавируса. Но спрогнозировать её сроки сейчас тоже нет возможности. – Если мы ослабим бдительность, ошибёмся на выходе из карантина, вторая волна начнётся сразу же. Если нет, она может и вовсе не начаться. Сентябрь, наверное, будет самым опасным месяцем (за исключением момента снятия карантина), особенно если мы попытаемся вернуть систему образования в недистанционном режиме. Расслабляться нельзя вплоть до появления вакцины и лекарства. Или до момента, когда мы проиграем борьбу и эпидемия пройдет неконтролируемой волной.

Особенности пандемии в России

Сегодня наша страна вышла на 7-е место в мире по числу заболевших COVID-19, опередив Турцию.

– В развитии эпидемии в России наблюдаются примерно те же этапы, что и в остальном мире, – рассуждает Тамм. – Различия у нас, во-первых, по срокам. Поскольку занос из Китая нам удалось предотвратить, а занос из Италии произошёл позже и в меньшем объёме, чем в западноевропейских странах, мы идём по отношению к ним с некоторым запаздыванием. Это могло бы дать нам возможность учиться на ошибках и быстрее реагировать. Вторая особенность России – упомянутая мной выше разнородность политики от региона к региону. В этом смысле мы похожи на Соединённые Штаты, где тоже основная масса решений спущена на уровень отдельных штатов. Как правило, последовательность этапов эпидемии в разных странах мира примерно одинакова, отличаются их масштабы и продолжительность. Но есть и исключения, когда отдельных этапов удаётся избежать. Корея, например, смогла, не вводя всеобщего карантина во время вспышки, сразу перейти к тем посткарантинным методам контроля, которые нам только предстоит освоить. Тайвань, кажется, до сих пор умудряется держаться на самом первом этапе, когда удаётся отлавливать все завозимые в страну случаи и не допускать неконтролируемого распространения пандемии внутри страны.

Вера в магические числа

Есть мнение о том, что полный цикл развития пандемии коронавируса составляет 13 недель, а спад наступает спустя 7 недель. Всё это якобы показывает пример Китая.

– У этой эпидемии есть "естественная" длительность, когда не предпринимается вообще никаких мер сдерживания, – отмечает Тамм. – В таком случае она продлится примерно 3-4 месяца, при этом переболеют практически все, и очень большое число людей (не меньше 0,5% населения) умрёт. Но этот "естественный" сценарий не наблюдается нигде. Даже в таких странах, как Белоруссия и Таджикистан, где упорно недооценивают серьёзность ситуации, какие-то ограничительные меры всё же введены. Этапы в разных странах схожи, но динамика отличается очень сильно. Германия достигла пика за 3 недели, потом началось довольно быстрое (в 5 раз за 5 недель) снижение заболеваемости. В Швеции эпидемия продолжается 8 недель, и не факт, что там достигнут пик. Соединённые Штаты вышли на плато и уже 4 недели на нём сидят, никакого снижения у них не видно. Понятно, людям хочется верить в какие-то универсальные закономерности и магические числа. Мол, что бы мы ни делали, надо просто подождать столько-то недель, и всё само пройдет. Это не так. Динамика напрямую зависит от наших действий. Прежде всего имею в виду строгость соблюдения карантина, повсеместное тестирование и выявление контактов. И длительность эпидемии, и количество жертв будут очень существенно зависеть от того, насколько мы сами станем беречь друг друга.