В Пресненском районном суде в Москве прошло заседание по делу пятилетней девочки, которая всю свою жизнь прожила в центре 'Мать и дитя'. Родители, несмотря на обещания, в суд не явились

Вместо родителей ребёнка, Татьяны Максимовой и Юрия Зинкина, снова пришли их представители. Отказ забрать ребенка из центра они объяснили отсутствием доказательства, что девочка не нуждается в стационарном лечении.

– В наших руках оказался выписной эпикриз ребенка, составленный с грубыми ошибками, – сообщила адвокат матери Ольга Лукманова. – В документе должно быть три печати, а есть только одна – лечащего врача. Нет истории болезни по периодам, не указано изменение состояния ребёнка, не указаны патологии и нет данных об операционном вмешательстве. Из чего можно сделать вывод, что документ не соответствует нормам.

Ранее, в сентябре 2019 года, Гагаринский районный суд постановил, что у 5-летней девочки нет патологий и серьёзных заболеваний. Поэтому нет препятствий для того, чтобы она покинула перинатальный центр и отправилась домой к родителям. Однако родители девочку так и не забрали, продолжив оплачивать её нахождение в клинике.

– Её мать сейчас находится в тяжелейшем состоянии, – объяснила адвокат Юрия Зинкина Нина Савиных. – А что касается того дела, то все решилось без нас. Юрию пришла повестка за несколько дней до заседания, естественно он не смог явиться. Я тоже не смогла – была за границей.

Опираясь на "сомнительное" решение Гагаринского суда и ошибки в составлении выписного эпикриза, адвокаты родителей попросили провести дополнительную экспертизу с привлечением Департамента образования. Однако прокурор идею не поддержала:

– Родители могут сами провести обследование ребёнка и предоставить суду доказательства, – заявила прокурор.

Представители перинатального центра с предложением адвокатов тоже не согласны. По их мнению, документы о девочке предоставлены в полном объёме. Есть и медицинская карта в 13 томах, в которой содержится вся информация о ребёнке за 5 лет, и выписной эпикриз. К тому же, Гагаринский суд уже постановил, что девочка может покинуть центр без угрозы для здоровья.

Однако адвокаты считают, что решения суда недостаточно.

– У ребёнка в центре был целый личный этаж, а не одна палата. Родители до сих пор не получили достаточной информации о текущем состоянии девочки, о том, какие у неё заболевания и какое лечение ей оказывалось на протяжении всего времени, – возразила Нина Савиных. – У нас много вопросов к перинатального центру. Проводился ли ребёнку мониторинг состояния зрелости мозга? Входит ли девочка в группу высокого риска с её степенью недоношенности при рождении? Есть ли у неё угроза приступов апноэ (полная или частичная обструкция верхних дыхательных путей во сне, сопровождающаяся остановкой дыхания) и в каких реабилитационных мероприятиях нуждается девочка вне центра? Если ответов нет – давайте проводить экспертизу.

Судья не нашла оснований для удовлетворения ходатайства. Не удовлетворила Наталья Каржавина и просьбу адвокатов перенести заседание из-за плохого самочувствия матери девочки.

Следующее ходатайство – о проведении психолого-психиатрической экспертизы в отношении родителей девочки последовало уже со стороны отдела социальной защиты населения по району Арбат. По мнению представителей, необходимо провести вдобавок и экспертизу состояния девочки. На данный момент она уже выписана из клиники, но продолжает в ней находиться. Адвокат группы компаний "Мать и дитя" Анатолий Клейменов выступил против.

– В Гагаринском суде уже есть материалы, что ребёнок обследовался нештатным специалистом Департамента здравоохранения Анной Портовой. Заключение обследования отражено в решении суда об обязательстве родителей забрать ребёнка из центра, – заявил Клейменов. – согласно документам, развитие ребёнка соответствует её возрастным нормам, педиатры, эндокринологи и психологи также подтвердили, что девочке не нужно находиться в центре под постоянным наблюдением врачей.

Однако это ходатайство судья Каржавина также отклонила, заявив что в деле материалов достаточно.
Финальный козырь из рукава достала адвокат матери.

– А у нас есть видео, как мама с дочкой общаются. По телефону, по видео… каждый день!
– За какой период? – спросила Каржавина.
– За конец января и начало февраля….
– Фикция! – заявил Анатолий Клейменов, прослушав короткий ролик, который адвокат показала судье. – Они записаны недавно, явно специально, да и посмотрите на время. Пять минут! Мать могла бы пообщаться с дочкой и побольше.
Просмотрев видео и отклонив все ходатайства, судья перешла к рассмотрению основного иска от отдела социальной защиты населения района Арбат ЦАО Москвы об ограничении родителей ребёнка в родительских правах.

– Мы считаем, что Максимова нарушает права ребёнка жить и воспитываться в семье, -– заявила представитель отдела соцзащиты. – Если ребёнок может проходить лечение амбулаторно, а не в стационаре, он должен делать это дома. В данном случае этого не происходит.

По словам представителя Управления соцзащиты населения района Черёмушки, в плане развития и общения, девочка вполне контактна и социализированна.

– Она знакома со своими братьями, хочет видеть и их, и родителей. Но общается с ними лишь по телефону, – сообщил он прокурору. – С мамой девочка тоже общалась. Женщина не отказывается забирать ребёнка из клиники, но только после получения необходимых документов. 5 лет им говорили, что ребёнок не может жить вне центра. И вдруг узнали, что ребёнка можно забрать домой. Они хотели, но документов пока не получили. Родители очень боятся, что с ней что-то случится. Но лично я не вижу каких-то явных отклонений у девочки.

"Моя дочь родилась на 24 неделе с весом 860 грамм. Вскоре ей сделали сложную операцию на глаза, и она была вынуждена продолжить лечение в стационаре. Вместе с центром "Мать и дитя" мы обеспечивали восстановление девочки в близких к домашним условиях. Мы занимались дошкольным образованием, администрация центра создала все условия, чтобы ребенок чувствовал себя как дома. Палата находится в отделении новорождённых, рядом с лестницей в реанимационное отделение. Я спрашивала, почему её не переводят во взрослом, а нам говорили: там инфекция. Внезапно акт о содержании ребёнка в центре был приостановлен в одностороннем порядке. Я свою дочь люблю и от неё не отказываюсь. На нервной почве у меня развился рак. Убедительно ходатайствую суд уважительно отнестись к моему состоянию здоровья, я хочу присутствовать на заседании, потому что мои доверители не обладают полной информацией"
– комментарий матери девочки Татьяны Максимовой зачитали в суде.