На поле боя мы прибыли, когда войска ещё только начали готовиться к битве: вокруг поля боя и тут и там стоят солдаты Красной армии, разговаривающие по мобильным телефонам и курящие вполне современные сигареты.

А кто-то уже успел вжиться в образ. В одном из артиллерийских расчётов мы застаём такую сцену: невысокий солдат, обхватив руками ствол пушки, подпрыгивает и бьётся об него лбом в каске.

– Восемь! Девять! Десять! – считает наказавший его за что-то командир расчёта. – А было бы при советской власти – отжимался бы в грязи!
– Легко! – отвечает рядовой.
– Нет. Новый закон об образовании такого не позволяет...
От других вояк слышу:
– А потом во-он на том пригорке погибаем.
– Погибаете? – переспрашиваю.
– Типа того, – грустно отвечают солдаты.
– Очень жаль!.. – вздыхаю я понимающе. – А вы не подскажете, где здесь найти фашистов?
– Иди по диагонали, не ошибёшься, – смеются солдаты, показывая мне на пригорок посреди размытого дождём и снегом поля боя.
Несколько раз провалившись в грязь по колено, добегаю до островка суши с фашистами.
– Как настроение?
– Отличное!
– А вы уже знаете свою судьбу? Вас возьмут в плен или убьют?
– Пока не знаем, что именно, – улыбается "немец" Сергей.
– И вы не боитесь?
– Мы боимся только утонуть в грязи! Уходите, сейчас стрелять начнут!
Убегая, кричу не совсем подходящее к случаю: "Удачи!"
Тут наши отряды стройными рядами направляются на поле боя, готовые занять свои позиции.
– Идём с нами, повоюем! – зовёт меня красивый морской пехотинец. – Я тебе из пулемёта дам пострелять!
– Да? А так можно? – не дожидаясь ответа, бросаюсь обратно в грязь за отрядом.
Но командир сильной рукой вылавливает меня за капюшон:
– Нет, милая-моя-хорошая, тебе туда нельзя: там всё заминировано. Взорвёшься!
И правда, дальше началась настоящая война: везде стреляли, оглушительно взрывались снаряды, кружили бомбардировщики, с обеих сторон на поле боя выкатили танки, причём из загоревшейся немецкой бронемашины вылезли полыхающие фашисты. От дыма и сильного запаха пороха слезились глаза.
Всё началось со штурма Зееловских высот, продолжилось окружением Берлина. Затем фашисты попытались прорвать окружение, но сопротивление было героически подавлено.
И вот уже спустя полтора часа наши войска взяли Берлин, захватили еле видный с трибун Рейхстаг и водрузили над ним Знамя Победы!
– Ура-а! – раскатилось по семитысячным трибунам.
Все ликовали. Молчали только мои "фашисты" на пригорке, удобно погибшие в месте посуше.