"No shooting after drinking" - листики с таким предупреждением расклеены на столбах возле огневых рубежей в стрелковом центре "Калашников". Земля усеяна гильзами разного калибра, они то и дело отлетают в нашу сторону. Работники комплекса выдают нам с фотографом защитные очки - без них тут находиться запрещено. Желательно также надеть противошумные наушники, но тогда не услышишь, что говорят инструкторы стреляющим - инспекторам инспекторам Минприроды, сотрудникам заповедников и национальных парков. Они проходят здесь курс обучения для повышения эффективности борьбы с браконьерством.

Речь, в частности, об охране сибирской кабарги (это самый маленький безрогий олень) и снежного барса. Учёт, проведённый в прошлом году в ареале его обитания (Алтай, Тыва и Бурятия), выявил печальную статистику: этих животных осталось всего 61 особь - 38 взрослых и 23 котёнка. Только в Хакасском заповеднике текущей весной были задержаны три браконьерские группы, у них изъяли оружие, а также орудия незаконного лова.

21 апреля в "Калашникове" стартовал недельный цикл подготовки "заповедных спецназовцев". 14 человек, среди которых есть и одна девушка, учатся стрелять из пистолета Макарова (ПМ). На первом занятии картонные мишени, выполненные в форме человеческого силуэта, расположены совсем близко - в шести метрах от огневого рубежа. В центре они уже все изрешечены пулями. Ученики, облачённые в камуфляж, послушно выполняют указания, но без "косяков" не обходится.  

- Не надо так напрягать локти!

- Оружие на меня не направляем!

- Стреляем по одному - разве не понятно?!

Инструкторы сменяют милость на гнев, и обратно, много шутят. Больше всего внимания, конечно же, девушке. Это Стефания Сошенко. Несмотря на юный возраст, за её плечами трехлетний опыт работы государственным инспектором Забайкальского национального парка.

- Раньше я не имела оружия - оно полагалось только парням, - рассказала Metro рыжеволосая красотка. - Здесь, на обучении, у меня возникают технические сложности, сказывается отсутствие практики. Тело пока тоже не подготовлено - сегодня потеряла слух, натёрла на пальце мозоль. Стараюсь не думать о том, что, возможно, однажды придётся выстрелить в человека. Это крайний случай. Надо пытаться все конфликты решить мирно.

Мирно получается далеко не всегда.

- В позапрошлом году на горном хребте Шапшал у нас был огневой контакт с конокрадами - по сути, настоящий бой, - вспоминает Сергей Абрамов, начальник оперативной группы Алтайского заповедника. - Они при задержании всегда оказывают вооружённое сопротивление. Случалось, и чабанов убивали. В тот раз конокрады открыли по нам огонь из нарезного оружия. Их было трое, нас столько же. Но соперник имел тактическое превосходство в высоте и рельефе, находился на конях, а мы пешком. В итоге им удалось уйти на территорию соседней республики Тува. Потом поднимались и Росгвардия, и полиция, но, к сожалению, никого не задержали. К таким случаям мы и готовимся тут, в стрелковом центре.

Тренинг инспекторов включает также медицинскую, топографическую и нормативную подготовку. Стрелять надо так, чтобы причинить наименьший вред правонарушителю, - в ногу или в руку. До этого следует произвести предупредительные выстрелы.

- Люди, впервые взявшие в руки оружие, после этого курса покинут его гораздо более подготовленными, - уверен Евгений, эксперт стрелкового центра "Калашников". - Чувствуется их энтузиазм, интерес. В перспективе все инспекторы будут вооружены служебными пистолетами на базе ПМ и единообразными карабинами на базе "Сайги".