Михаил Ефремов выступил в суде по делу о смертельном ДТП, которое произошло в центре Москвы в начале лета. Вечером 8 июня Ефремов за рулем Jeep Grand Cherokee пересёк двойную сплошную на Смоленской площади, выехал на встречную полосу и врезался в фургон "Лада". Водителя – курьера одного из интернет-магазинов Сергея Захарова – госпитализировали с закрытой черепно-мозговой травмой. Утром мужчина умер

Ефремов заявил в суде, что смутно помнит день ДТП. Уже в 12 часов дня он был сильно пьян.

– Я уже смутно этот день помню, я ехал на такси, искал пиво, был ли я у кого-то до этого, я не помню. Предположения делать боюсь, но, например я помню, что мне нужны были деньги и за карточкой я полез в машину. Она иногда стояла у паба целыми днями, – сказал Ефремов. – Своему другу я звонил уже в 12 часов дня совсем пьяным. Даже два друга мне об этом сказали. Может я сам подался, может меня втянули в машину. Лучше не принимать это во внимание, потому что я был пьяный и не знаю откуда, но нашли во мне врачи кокаин. У меня были вечеринки, но я не помню в себе тяги к наркотику.

По его словам, ни Иван Стебунов, ни Сергей Гармаш не имеют отношения к этому делу.

– Я в себя приходить стал у следователя, там меня стало отпускать, –  отметил он. – Меня раньше снимала моя жена в жутком состоянии, но это было ещё более-менее, но то, что я увидел здесь – я почти себя не узнал. Не помню, предлагал ли мне следователь адвоката, я не разбираюсь в юриспруденции. Я вышел оттуда, меня встретили друзья. Утром, как я понимаю, умер несчастный Захаров. Я ничего не помню, правда не помню, почему 40 камер и ничего не увидеть.

Актёр подчеркнул, что "пресса с наслаждением разбирает эту аварию".

– Думаю, если бы были кадры, где я за рулëм, их крутили бы в СМИ еще чаще, чем кадры, где я в нетрезвом состоянии, – добавил Ефремов. – Кадры, которые показывали и Кобцу, и Гаеву – это обрезанные кадры, там вырезано от 3 до 15 минут. И я думаю, что экспертиза могла бы это доказать.

Ефремов рассказал, по какой причине он изначально признал вину.

– Я вину признал, потому что когда с похмелья человек, он нервный. Я был с похмелья дня 2-3, да может даже и не с похмелья, а отравленный. Кадры с места аварии, где я говорю "я виноват", там вырезано, "я НЕ виноват". Это подтверждает моя жена, звукорежиссёр, золотые уши России. Я не признавал свою вину, я пытался объяснить Захаровым, что я хочу найти общий язык. И уверен, мы его ещё найдëм. И соболезнования я им высказывал, и не раз, но журналисты почему-то это вырезали, – заявил Ефремов. – Но когда появился бесплатно адвокат Добровинский, я понял, что что-то тут не так, в этом деле. Тут моя вина, несомненно, есть, она в пьянстве. Но всю вину с Великой Октябрьской революции до ВОВ я на себя брать не собираюсь. Что это было на шее – пояс или удавка – я не знаю. Меня поражало, почему я в таком виде сел за руль, за мной такого не наблюдалось. Я был в растерянности абсолютной, когда записывал покаянное видео.

По мнению Ефремова, Добровинский запрещает родственникам погибшего Захарова брать от него деньги и тем самым препятствует мирному урегулированию ситуации.

Показать суду, как он пристëгивается, когда садится за руль, Ефремов отказался. Мой съëмочный день слишком дорого стоит, пояснил он.

Защитники потерпевших спросили, прояснилось ли у него в памяти, кто был за рулём.

– Да, либо вы, либо вы, либо вы, – показывает Ефремов по очереди на адвокатов. – А я сидел на пассажирском. И я не исключаю, что меня могло не быть в автомобиле

На вопросы адвоката Бутыриной Ефремов отвечать отказался: сначала актёра не устраивало, что она задаëт вопросы сидя, потом он объявил, что она невежественна.

– Я думаю, что Виталий и другие Захаровы – простые, хорошие люди, а адвокаты их, к сожалению... другие, – заключил Ефремов.

Автор материала – Руслана Карпова

Читайте также: Михаил Ефремов озвучил в суде своё последнее желание

Сторонники актёра Михаила Ефремова отправили письмо в Голливуд

Свидетель по делу Ефремова заявил, что после ДТП актёр вышел с пассажирского сиденья

Свидетель защиты Гаев опознал себя на видео с места ДТП с Ефремовым