Совсем недавно отмечался День ледовара. По такому случаю Metro посетило один из столичных катков и побеседовало с представителем этой  редкой профессии.

– Смотри, какая машинка! – мальчуган лет семи указывает бабушке на бело-голубой автомобиль, напоминающий каток.

Только вместо металлических цилиндров у него обычные шипованные колёса. Есть и другие отличия. Под днищем установлены лезвие, срезающее верхний слой льда (от 0,2 до 0,7 см), шнек (вращающиеся лопасти, которые собирают снег), а также форсунки для подачи тёплой воды. Именно тёплой – холодная мгновенно застынет, лёд треснет. А так водичка ложится аккуратно, постепенно заполняя все "поры" и лишь потом замерзая.

Здесь, в Парке имени Артёма Боровика в Марьине, искусственный каток стандартных размеров – 1800 "квадратов". На его заливку уходит около 50 минут.  Но процедуру необходимо совершать трижды в день – рано утром, в обед и вечером. На это время всех посетителей  просят покинуть площадку.

–  Порулить никто не просит, – смеётся Владимир Усольцев, мастер по заливке катка. – Детишки просто стоят за бортиками, машут. Приятно, конечно. Но по технике безопасности нельзя никого подпускать даже близко к машине, не говоря уже о том, чтобы покатать.  Можно ненароком сломать борт или вписаться куда-то не туда.

По словам Владимира, лёдозаливочный комбайн и без того регулярно приходится чинить. Особенно тяжко приходится в морозную и снежную погоду.

– Возникает большая нагрузка на приводные ремни  – они накаливаются и от холода, и от нагрева. Из-за резкого перепада температур, бывает, обрываются. Но это не проблема, у нас есть запасные.

Если во время заливки пошёл снег, работы сразу прекращаются.

– В противном случае страдает качество льда: происходит процесс кристаллизации, воздух попадает куда не надо. Лёд начинает крошиться, появляется "скорлупа".

В советские времена такого оборудования на уличные катки не полагалось.

– По льду наматывал круги обычный ЗИЛ, к заднему кузову которого цеплялось самодельное устройство с утяжелителем наподобие ножа, – объясняет Усольцев. – Снег срезался, а потом уже шлангами вручную лили воду. Наш комбайн – польского производства, стоит 5 миллионов рублей. Он, конечно, поскромнее тех, что ездят на матчах КХЛ, но принцип тот же.