В Сети стартовало голосование – любителям истории предстоит решить, какие сокровища из фондов музея переместят в основную экспозицию. Опрос устроили на сайте просветительского проекта "Арзамас".

– Мы впервые решили посоветоваться с нашими посетителями, – рассказала Metro специалист отдела общественных связей Исторического музея Ольга Бакаева. – Проголосовать можно будет до 16 апреля. После этого в самом музее будет презентация победителя. При этом в постоянной экспозиции появится не один предмет, а группа предметов. Например, если победит таштыкская маска, то это будут маски, и так далее. Такие своего рода небольшие выставки. 

Эти коллекции – лишь малая часть сокровищницы музея, скрытой от глаз посетителей, –  всего в фондах около 5 миллионов артефактов.


Погребальные маски из глины, I–V века н. э.

Такими погребальные маски делали представители таштыкской культуры – в доисторические времена они жили на территории современной Хакасии. Маски старались делать с портретным сходством, чтобы покойника узнали в загробном мире.

Напольные часы с боем, XIX век

Они были созданы придворным императорским часовщиком Бенджамином Гайнамом ещё в начале XIX века и сменили многих владельцев. Последним был дядя Николая II, великий князь Сергей Александрович. После убийства князя его супруга передала часы музею.

Самовар-петух с трубой, 1873 г.

Этот самовар в виде петушка сделали специально для всемирной выставки в Вене 1873 года. В павильоне Российской империи тогда представили коллекцию самоваров – в форме кубка, цилиндра, бочонка. Был даже самовар со встроенной спиртовой горелкой. Но жемчужиной стал самовар-петух.

Подвеска, конец IV – начало III тысячелетия до н. э.

Этот амулет в форме головы глухаря был найден в ходе археологических работ на берегу озера Шагара в Рязанской области. Подвеска, которую носили на себе древние люди, вырезана из кости лося кремнёвым орудием и отполирована кожей.

Служебник патриарха Иова, 1604 год

Сборник текстов для богослужений, который принадлежал патриарху времён Бориса Годунова, расшит богатыми тканями, шёлком и парчой, но при этом на полке он не лежал и постоянно использовался – страницы его засалены и закапаны церковным воском.