Контроль пятерых подсудимых только двумя конвоируемыми, среди которых была одна женщина – грубейшее нарушение, заявил Metro полковник внутренней службы в отставке Александр Маланкин.

Напомним, что днём первого августа в Московском областном суде пятеро членов банды ГТА на лифте поехали на очередное заседание суда в сопровождении двух конвоиров. Через какое-то время один из подсудимых напал на конвойного и принялся его душить. В итоге подсудимые смогли освободиться и завладеть оружием конвоиров, один из которых успел вызвать подкрепление – сотрудников Росгвардии. На третьем этаже завязалась перестрелка. В результате сотрудник Росгвардии был ранен в плечо, трое подсудимых уничтожены, двое подсудимых с тяжелыми телесными повреждениями госпитализированы.

– Явно было нарушено соотношение охраны и числа конвоированных. Охранников должно было быть больше, – говорит Маланкин. – По каким причинам так произошло – можно только догадываться. Например, неукомплектованность сотрудниками. Плюс наверняка подсудимых плохо обыскали, так как они ввязались в драку. У нас же до сих пор используются наручники, которые открываются простой шпилькой.

Маланкин утверждает, что к нештатной ситуации в Московском областном суде могли привести и более системные промахи.

– Однозначно можно говорить о том, что злоумышленники уже хорошо изучили маршрут поездки в суд и поняли, что лифт – изолированное место, где можно легко напасть, – сказал Маланкин. – Они действовали сообща, а значит, как-то обсуждали свои действия в следственном изоляторе. При помощи записок или ещё как-то. И этот момент правоохранители в изоляторе просто проворонили. Ещё один важный момент: Мособлсуд – современное здание, и лифты в этом помещении наверняка все блестящие и красивые, но совершенно не приспособлены для перевозки такого контингента. К примеру, в следственном изоляторе в Лефортово были и остаются лифты, которые вывозят подсудимых на прогулку. И они оборудованы перегородкой. То есть, в лифте подсудимые напасть уже не могут. И поставить лифты с перегородкой в суде стоило бы гораздо дешевле, чем лечить сейчас раненых сотрудников.

Маланкин отметил, что на развитие чрезвычайной ситуации мог повлиять тот факт, что работа у конвоиров не отличается разнообразием. Они совершают практически одни и те же действия много раз на дню, и глаз замыливается. Конвоиры могли просто не заметить, что злоумышленники замышляют атаку.