22 октября исполнилось 150 лет со дня рождения Ивана Бунина. Музей истории российской литературы имени Даля приурочил к этой дате выставку "Чехов, Бунин, Куприн. Судьбы скрещенья". Metro рассказывает о любопытных точках пересечения этих трёх писателей.

Одна любовь на двоих

В 1900-е годы Бунин и Куприн ухаживали за сестрой Чехова Марией.

– Оба имели матримониальные цели по отношению к этой девушке, – рассказал Metro куратор выставки Эрнест Орлов. – Правда, Бунин шутливо писал ей: "Гуляй, гуляй, Маша, пока воля наша. Когда замуж отдадут, такой воли не дадут". Дальше флирта дело не пошло. В судьбе Ивана Алексеевича появилась Вера Муромцева, а Куприн в 1907 году женился на Елизавете Гейнрих. Спустя 4 года после смерти писателя она покончила с собой в блокадном Ленинграде.  

Едкие эпиграммы

Бунин в 1910-е годы становится более известным, чем Куприн (хотя у Александра Ивановича на три года раньше вышло собрание сочинений). Это вызывает едкие эпиграммы последнего, например такую: "Оставь, поэт, наивный твой обман. К чему тебе прикидываться Фетом? Известно всем, что просто ты Иван. А, кстати, и дурак при этом!"  

– Подобные озорные фразы Куприна кто-то может воспринять как вражду с Буниным. На самом деле это не более чем озорство, свойство натуры писателя, которого разрывали эмоции, – объясняет Орлов. – Хотя профессиональная ревность, конечно, имела место.

Собутыльник  и состульник

В 1920 году оба писателя эмигрируют во Францию. Первое время они живут на одной лестничной клетке в парижском доме на улице Жака Оффенбаха. К этому периоду относится записка Куприна Бунину, где он подписывается: "Твой собутыльник и состульник".

– В прессу регулярно проникали скандальные факты жизни Куприна, – говорит куратор. – Александр Иванович любил выпить. В одной из газет даже появился шарж, где обыгрывается его повесть "Поединок". Картинка изображает поединок писателя с бутылкой. Впрочем, и Бунина газеты "любили", высмеивали его холодность и надменность.

25 рублей на новые сапоги

В 1933 году Бунин первым из русских писателей получает Нобелевскую премию, а вместе с ней "премиальные" 715 тысяч франков. 120 тысяч он сразу жертвует писателям-эмигрантам, 5 тысяч достаются Куприну, который постоянно нуждался в деньгах.

И всё же ему было сложно принять такую большую сумму. Ещё в годы совместной юности Бунин авансом за будущий рассказ раздобыл 25 рублей на сапоги Куприну, который ходил в разодранной обуви. Тот припоминал эту историю при каждом удобном случае: "Зачем ты опять мне благодетельствуешь?"