Во время карантина фотограф сделал снимки, о которых мечтал больше года. Автор рассказал Metro истории создания редких кадров, которые планирует выставлять в крупнейших галереях по всему миру

Манул

Когда к нему подходят, он замирает, типа превращается в камень. Он когда меня увидел с фотоаппаратом, забрался на дерево. Мы просто оборвали немного листвы, чтобы его было видно, а он так и сидел неподвижно – это были идеальные условия: кот убежал...  позировать.

Манул.

Манул.

Михаил Киракосян

Фото:

Горилла

Этот самец гориллы, как только я подходил, убегал и наблюдал за мной из укрытия. Я минут 20 смотрел в видоискатель. Как раз была жара, пот заливал глаза. Но я ждал, когда горилла выйдет. На фото он делает вид, что не смотрит в мою сторону, но глаза выдают.

Горилла.

Горилла.

Михаил Киракосян

Фото:

Тигр

В Центре репродукции год назад родились четыре тигрёнка. И это один из них. Он сидел, свесив лапы, и наблюдал, как его брат и две сестры пытались со мной играть. Я его тоже снял, и он получился лучше всех.

Тигр.

Тигр.

Михаил Киракосян

Фото:

Зебры

Я когда шёл снимать тигра, заметил, что зебры на меня как-то подозрительно смотрят. И понял, что это новые, так как старые меня уже знали. Это зебры редкой породы Греви. Я сделал пару кадров – и получился снимок, который я называю "Три уха, три глаза". Они попали в проект из-за собственного любопытства.

Зебры.

Зебры.

Михаил Киракосян

Фото:

Барс

У меня больше года не получалось его сфотографировать по разным причинам – от его плохого настроения до погоды. Я пытался наладить контакт с барсами – они очень своеобразные. Барс, на мой взгляд, флегматик, сдержанный, с достоинством, его тяжело вывести на эмоции. Но если начинает "агрессировать", то это очень страшно. На фото барс скалится на меня. Но мне не было страшно – важно было фото сделать.

Барс.

Барс.

Михаил Киракосян

Фото: