Одна из надежд России на Олимпиаде в Пхенчхане – опытная прыгунья с трамплина, чемпионка Универсиады-2013 и победительница этапа Кубка мира Ирина Аввакумова. В Сочи у неё была задача-минимум попасть в десятку, но не сложилось. Теперь она набралась опыта и готова поспорить за самые высокие места. Ира рассказала Metro, что она ждёт от Пхенчхана, почему гонения на российских спортсменов делают её по-спортивному злой, какие у неё есть фобии и кажется ли ей правдоподобным фильм "Эдди Орёл".

– Вы уже бывали в Южной Корее?

– Я пропустила корейские этапы Кубка мира, было сломано ребро, и мы с врачами решили не ехать туда на старты, – рассказывает 26-летняя спортсменка Metro. – Надеюсь, в Пхенчхане будет не очень ветрено и не очень холодно, это самое главное. Девочки уже рассказали, какие там трамплины. Мне кажется, они будут отличаться от остальных хотя бы из-за сильного ветра, это вносит свои особенности в конструкцию трамплинов.

– Как оцениваете своих соперников?

– Я не могу никого списывать со счетов. Олимпиада – другие соревнования, другая психология, человек по-другому к олимпийским стартам относится. Каждая девочка – соперница, спортсменка, способная проявить себя. Сама я пока не готова на сто процентов. Но соревнования начнутся не завтра, а через неделю. Я готова к ним морально. Уже знаю, что такое Олимпиада, думаю, в этом плане мне будет легче, чем остальным девочкам из российской команды. Ещё важно, что в Словении я показала неплохие прыжки, мы выиграли соревнования у австрийской команды. Всё готово к Олимпиаде, главное, хорошо пройти последние две контрольные тренировки, быть максимально готовой к Олимпиаде.

– Вас как-то дополнительно мотивирует, что CAS оправдал российских спортсменов?

– У меня изначально была сильная мотивация. Что нас не убивает, делает нас сильнее. Мы не сломлены из-за этих отстранений. Мы будем бороться любым составом! Есть те же фигуристы, например. У нас сильная, спортивная страна.

– Вы представляете столичный регион в Пхенчхане. А есть в Москве хорошие трамплины?

– Вообще, трамплинов в Москве нет. Раньше был трамплин на Воробьёвых горах, но сейчас там проводят масштабную реконструкцию. Школы всё равно есть, мы же не только на трамплине тренируемся, но и на земле. Для меня созданы все условия, чтобы тренироваться в Москве.

– Вы начинали с горнолыжного спорта, а потом переключились на прыжки. Как так вышло?

– Я очень рано пришла к тренеру по прыжкам, тренировалась с мальчиками. Потом перешла в горнолыжный спорт, был также промежуток, когда я занималась беговыми лыжами. Но потом снова вернулась к прыжкам. Они дают адреналин, чувство свободы.

– Скажите, а у прыгунов существуют какие-нибудь приметы, обряды?

– Практически у каждого спортсмена есть свой талисман, с которыми он ездит на соревнования. У меня тоже есть, даже несколько. Но если я случайно оставила талисман в номере в день соревнований, это не значит, что всё плохо. Просто он сам захотел остаться дома, для меня это так (смеётся). Какие именно у меня талисманы, говорить не хочу, секрет.

– А обряды из разряда "правой ногой выйти на трамплин", такое у вас бывает?

– Ну не-е-т, такого нет!

– Что вы можете посоветовать начинающим прыгунам, если у них есть фобии?

– Сейчас я проще к высоте отношусь. Раньше было смертеподобно. Я больше боялась самолётов, это всё было для меня очень жутко. Но однажды летом я прыгнула с парашютом. А те самолёты, с которых прыгаешь, такие, что после них уже ничего не страшно (смеётся). Прыгнула два года назад, с тех пор уже спокойнее к этому отношусь. Нет уже такого, например, чтобы боялась сидеть в самолёте возле окна.

– Когда ещё был страх высоты, как же вы с этим боролись?

– На трамплине нет такой уж прям высоты, как если, допустим, залезть на верхний этаж в высотке. Ты когда на трамплине, смотришь же вдоль, а не вниз. Вот почему это меня не очень беспокоило.

– А когда в воздухе, в прыжке находитесь, какие ощущения?

– Я получаю удовольствие от полёта, от свободы, меня не интересует, что может быть какая-то высота. Есть какие-то конкретные цели, которые в голове мелькают, задачи, которые нужно выполнять. То есть, такого, чтобы я думала: "Родина-мать зовёт" или молилась в полёте, нет.

– А бывали у вас в карьере страшные моменты, чрезвычайные ситуации?

– У каждого спортсмена такое бывало. Один раз упала жёстко, думала даже, что закончу со спортом. Стараюсь не вспоминать об этом. Этот случай был связан с инвентарём, крепление сломалось в самый неподходящий момент.

– А есть ситуации, когда вам опасно тренироваться, например, на трамплине появляется наледь?

– У нас намораживающие холодильники стоят, держат одну температуру, даже если на улице плюс, лыжня всегда в одной температуре. Проблемы могут быть только с ветром. Как в Пхенчхане. Из-за ветра могут быть задержки, переносы. Но это если уж совсем ветрено. Ещё в таких случаях организаторы могут провести соревнования с одной попыткой вместо двух. Разные бывают ситуации.

– Кем вы по-настоящему восхищаетесь?

– Для меня главный в нашем спорте – Симон Амман, швейцарский прыгун, четырёхкратный олимпийский чемпион. Когда я была маленькой, хотела прыгать, как он. Но теперь я ещё и вижу его на соревнованиях. По его поведению я учусь, когда можно смеяться, веселиться, и когда нужно быть максимально сосредоточенной, сдержанной, серьёзной. Для меня это человек-талант номер один. Что касается девочек, то из них сложнее выбрать кумира. Нет ещё такой девочки, которая была бы бессменным номером один.

– Есть у вас другие увлечения, помимо прыжков с трамплина?

– Я играю в футбол в Московской области на позиции центрального защитника. Когда идёт сезон, то берегу себя, ведь футбол – травмоопасный вид спорта. Но летом играю в нападении. Грядёт чемпионат мира в нашей стране, я бы даже хотела сходить на какие-нибудь матчи. Это же престиж для страны, для развития футбола. Но у меня будут сборы, перелёты. Если получится, обязательно схожу.

– Что ещё вам интересно?

– Катаюсь на мотоцикле, читаю книги, отдыхаю с друзьями. Летом часто хожу на рыбалку. Мы можем, например, на речку съездить, лещей всяких половить. Для меня очень важна разгрузка для мозга. Когда нахожусь в тишине, на природе, очень хорошо становится. У нас такой спорт, что всё время приходится быть собранной, сохранять концентрацию, координацию. И если есть лишние мысли в голове, прыжок никогда хорошим не получится.

– Когда-нибудь в жизни помогали навыки, полученные в спорте?

– У нас часто бывает шутка – если ты поскользнёшься, упадёшь, значит, прыжками не занимался. Ещё спортивные навыки могут пригодиться, когда за рулём куда-то едешь, особенно в Москве. Голова крутится на 360 градусов, когда лихачи выскакивают. Всегда нужно быть готовой к неожиданным поворотам.

– В каких условиях тренируетесь летом?

– У нас есть искусственное покрытие. Наверху керамическая лыжня, внизу – пластмассовые щётки, которые поливают водой. Летом прыгать даже безопаснее, чем зимой, поскольку снег может закрутить спортсмена при падении. А летом просто скатывается человек по ледяной горке, да и всё.

– У прыгунов есть три фазы – отталкивание, полёт, приземление. Что у вас получается хуже, что лучше?

– При отталкивании есть, конечно, свои особенности, но я уже выполняю его на автомате. Самое же лёгкое для меня – фаза полёта. Я даже после самого неудачного отталкивания могу ещё что-то сделать, как-то улучшить прыжок, в воздухе, во время полёта. И наиболее сложная фаза – приземление. Самые высокие баллы ставят именно эа это. Раньше у меня прям проблемы были с приземлением, сейчас вроде нормализовалось. Чтобы лучше приземляться, очень важно проводить много тренировок на земле.

– Как ваш молодой человек относится к тому, что вы каждый день рискуете?

– Он раньше тоже занимался прыжками, поэтому понимает меня. Я когда приезжаю со сборов, мы иногда смотрим видео, и он говорит: "Я бы сделал всё по-другому!" или "Попробуй сделай так, может, начнёт получаться". Но всегда говорит со мной благожелательно, не критикует. Сам мог бы и дальше выступать, но ушёл из спорта из-за травмы спины...

– Вы смотрели фильм "Эдди Орёл"? Как оцениваете прототипа главного героя, Эдди Эдвардса, ведь он был, мягко говоря, не очень сильным прыгуном...

– Мы смотрели этот фильм на предпремьерном показе, нам показывали его как спортсменам. У Эдди была миссия – попасть на Олимпиаду, и он попал на неё. Мой тренер помнил его выступления. Все так смеялись всегда над Эдди! Но фильм – мотивирующий, он показывает, что если у человека есть цель, его мало что остановит. В фильме есть и курьёзные моменты. Они связаны с Хью Джекманом в роли тренера. Когда он голый, с сигаретой ехал по трамплину, без защиты, мы понимали, что это невозможно. Ещё он выпивал, но такое может быть, ведь мастерство не пропьёшь! Если человек хорошо прыгал, то и через двадцать лет поднимется на трамплин и хорошо прыгнет.

– Есть у вас ещё любимые фильмы о спорте?

– Я больше смотрю документальное кино, о Роналдо, Пеле. Я понимаю, что в художественных картинах много накручено ради красивой картинки. Как в "Крутых виражах", например. Нашумевший фильм "Движение вверх" пока не смотрела, всё времени не было. У меня много знакомых баскетболистов, которые там даже снимались, и они говорят, что фильм очень крутой, и что на него обязательно стоит сходить.