Болельщики спорили, кто сыграет в Лиге чемпионов лучше – "Спартак" или ЦСКА. В итоге обе команды продолжат борьбу в Лиге Европы, а в воскресенье проведут очную встречу в чемпионате России. Бывший нападающий сборной России Александр Мостовой в разговоре с Metro подвёл итоги группового этапа Лиги чемпионов для российских клубов. Он считает, что невыход "Спартака" и ЦСКА в плей-офф говорит об уровне российского чемпионата.

– Я перед матчами тоже говорил, что в дерби многое будет зависеть от того, в каком состоянии подойдут команды. Кто выйдет, кто не выйдет, кто сыграет хорошо, кто плохо. Преимущество сейчас у ЦСКА, конечно, потому что то, что "Ливерпуль" сделал со "Спартаком", вошло в историю. Смогут ли спартаковцы отойти от этого? – рассуждает Мостовой. – А если в целом, после первых игр было явно, что и та и другая команда будет претендовать на выход в плей-офф, но будет трудно. У “Спартака” в компании с “Ливерпулем” и “Севильей” было шансов поменьше, у ЦСКА была лучше ситуация, там только “Манчестер Юнайтед”, а остальные по зубам. Вроде ЦСКА и набрал очки, а всё равно не получилось. И тем и другим нужно думать в очередной раз. ЦСКА вообще сколько лет не выходит из группы, “Спартак” с пропуском опять не вышел. Это говорит о том, что наш чемпионат среди сильных чемпионатов уступает.

По мнению Мостового, футбол в Лиге чемпионов и Лиге Европы одинаковый:

– Один мяч, поле такого же размера. Несколько команд действительно сильных, так было всегда. Есть топовые команды, которые могут тратить по 300-500 миллионов, покупать сильных футболистов и быть всегда наверху. Это и сейчас есть, и было 10, 15, 20 лет назад. Лига Европы такой же хороший турнир, посмотрите, сколько сильных команд, тем она будет и интереснее. Другое дело, я не совсем согласен с форматом этим, когда команды из Лиги чемпионов попадают в Лигу Европы. Это не совсем справедливо для маленьких команд, которые туда с трудом попадают, слава богу прошли и потом вдруг им падает команда из Лиги чемпионов, "Наполи", или ещё кто-нибудь. Это не совсем правильно же. Но так делается, чтобы люди ходили.