Легендарная команда "КАМАЗ-мастер" собрала добровольцев и посадила их в грузовики, чтобы покатать на своём главном полигоне в Набережных Челнах.

ВИННИ ПУХ И КРОЛИК

– У некоторых пилотов, которые в 90-е ездили на очень жёсткой машине, случались даже серьёзные травмы, – отмечают представители команды "КАМАЗ-мастер", пока мы едем на полигон.

Журналистам предстоит тестовый заезд на легендарном грузовике, они нервно переглядываются. И заверения, что сейчас-то машины в технике безопасности ушли далеко вперёд, успокаивают не сильно.

Бумажку, в которой я подтверждаю, что осознанно иду на риск, подписываю трясущейся рукой. Потом надеваю маску с прорезью для глаз и носа, как у пилотов "Формулы-1", затем тяжёлый шлем и карабкаюсь на колесо размером с человека, чтобы попасть в крайне тесную кабину. Чувствую себя Винни-Пухом, который пришёл в гости к Кролику и застрял в норе.

В кабине техник перетягивает ремни через бёдра, получается очень туго. Затем фиксируются плечи. Я сижу у двери, мой коллега устраивается посередине. У каждого есть микрофон, чтобы общаться с пилотом. Кричать "Остановись немедленно!" тут не принято, а жаль.

К счастью, нам выпала честь ехать с Дмитрием Сотниковым. Этим летом он выиграл "Шёлковый путь".

БЕЛКА И ТРАМПЛИН

– Ну что, поехали? – спрашивает пилот буднично, и грузовик стартует с таким рёвом, что вспархивают с деревьев птицы.

Я сразу стискиваю пальцы на поручне и вонзаю ноги в упор, потому что трясёт основательно. Вскоре кабина утопает в моём отборном мате. Коллега посередине, кстати, всю дорогу будет молчать – смелый парень, но я себя не контролировал. Сложно сдерживать крик, когда многотонная махина воспаряет над дорогой, летит, как самолёт, а потом приземляется со всеми вытекающими. При  этом на спидометре иногда высвечиваются космические цифры: 140 км/ч. Кстати, на "Дакаре" быстрее нельзя – по технике безопасности.

Неожиданно перед нами проносится белка. Я завидую ей – шмыгнула в травку, может, у неё за щекой орех, который она будет спокойно грызть, пока три человека несутся по русскому бездорожью и одному из них точно не по себе.

Дмитрий что-то говорит в микрофон, но выясняется, что у меня плохо налажена связь. Я ничего не слышу! Только адский рёв мотора.

На финише нас ждёт сюрприз – трамплин. Бац, и мы снова лети-и-и-м! А вот посадка была мягкой. Я вытекаю из кабины на колесо и хватаю ртом воздух. Ура, я это сделал!

Ко мне подбегает девушка с телеканала "Челны", я даю своё первое телевизионное интервью и, честно говоря, вру – говорю, что прокатился бы ещё раз.  На самом деле не уверен, уж больно страшно!

"ОДНАЖДЫ ВЫСАДИЛ ДЕВУШКУ"

– На полигоне – имитация песчаных трасс, проверяется мощность и надёжность грузовика, – рассказывает Metro Сотников после "покатушек". – Всё приближено к ралли-рейдам.

Пилот признаётся, что добровольцы, впервые садящиеся в его кабину, испытывают разные эмоции.

– Чувствуешь, когда людям страшно. Поворачиваешь голову, смотришь на лицо, видишь эмоции. Не было задачи выложиться на 100%, хотелось, чтобы люди получили удовольствие от пейзажей, скорости. Да, где-то трясло, было неприятно. Но на ралли-рейдах такие трассы бывают протяжённостью по 300–400 км.

Мне сразу стало интересно, а что слышит Сотников в микрофоне от таких энтузиастов, как я.

– Кто-то ругается, кто-то просто кричит, – смеётся пилот. – Стараюсь отвлечь разговорами, поговорить, чтобы люди понимали, что мы делаем. Особенно страшно девушкам. Одна с непривычки попросила остановить машину раньше времени. Я, конечно, выполнил просьбу.

Состав команды на "Дакар-2018"
• Пилот Николаев; штурман Яковлев; механик Рыбаков
• Пилот Мардеев; штурман Беляев; механик Свистунов
• Пилот Сотников; штурман Ахмадеев; механик Мустафин
• Пилот Шибалов; штурман Никитин; механик Романов