Завтра свое 60-летие отмечает советский и российский артист театра и кино Юрий Стоянов. Накануне юбилея народный артист ответил на вопросы репортера Metro.

Встреча состоялась на киностудии им. Горького, где Юрий Николаевич участвовал в озвучке реплик Эрудита – персонажа мультфильма "Гурвинек и волшебный музей", очередной экранизации приключений знаменитого чешского персонажа.

Расскажите про Эрудита, - прошу я Стоянова во время небольшого перекура.
– Вы знаете, когда артиста спрашивают, "как вы думаете?", артист отвечает, "откуда я знаю, что я думаю, если я ещё не начал говорить?", – сказал Юрий Николаевич. – Вы меня спрашиваете, что я думаю про своего персонажа. Вот под конец озвучания что-то уже думаю. Потому что это работа, профессиональная штука. Ты приходишь, тебе рассказывают, кого ты играешь, ты прислушиваешься... Это такой человечек, состоящий из книжек. Фигура у него такая, он нарисован из томов разной толщины и длины. Это как если бы наш русский Знайка вырос и постарел.

У нас, по-моему, нет критики, связанной с мультипликацией. А понравится детям или нет, так это сразу будет понятно по их реакции в зрительском зале. (В случае неудачи – Прим. Ред.) скажу себе "сам виноват".

Ещё я заметил, что у вас очень внимательное отношение к языку. Вы исправляете многие фразы.
– Да, это очень важно. Я всю жизнь работал в компактном жанре – миниатюре. Там цена слова очень велика.

У вас есть любимые мультфильмы?
– Я люблю все мультфильмы Хитрука. Я обожаю мультфильмы Норштейна. И очень люблю, что делает мой друг, выдающийся мультипликатор Константин Бронзит.

Как вы будете отмечать свое 60-летие?
– Уеду в другой город, на море и буду с семьёй отмечать. Летом мне друзей не собрать, в июле кто-то работает, кто-то на отдыхе. А собрать удастся осенью в Москве. То есть именно отмечать буду осенью. А в этот день (рождения – Прим. Ред.) мне важно, что со мной будет семья в количестве шести человек.

Юрий Николаевич, как вам юмор на современном телевидении?
– А что вы имеете в виду? Вы что-то имеете в виду! Вы, наверное, привыкли, что люди моего положения, которые давно работают, должны сказать что-то недоброе в адрес Comedy Club. Так вот я вам скажу, что Comedy Club – совершенно уникальный продукт, который я очень люблю. Я знаю этих людей и дружу с ними. Считаю, что они изобрели новый вид транспорта в юморе. Они первые начали думать над тем, как можно смеяться в свободной стране. И эта попытка оказалось удачной. Отсюда есть издержки роста. Но когда мне говорят, что там есть пошлость, то я отвечаю, что самое пошлое, что может быть, это бездарность.

В "Городке" вы, как мне кажется, делали социальные зарисовки...
– Они не социальные! Они честные, человеческие. А время вдруг расставило акценты так, что эта маленькая передача стала энциклопедией той жизни. И в этом смысле она точная. В том, как люди живут, как они относятся друг к другу, над чем смеются, во что одеты. И эта точность сегодня вызывает ощущение социальности. Но социальный проект мы не снимали. Мы снимали добрый проект.

Как вы считаете, как со времен "Городка"  изменилась страна?
– Как и любая другая страна. Изменился весь земной шар. Очень сильно. А в лучшую или худшую сторону, определяется очень просто – лучше или хуже стали жить люди. Вот и все!

Так лучше или хуже?
– А вы у людей спросите!

Я вас хочу спросить!
– Я лично? В чем-то значительно лучше, в чем-то значительно хуже. И под этими словами я не имею в виду своё материальное благополучие.