3 сентября в российских кинотеатрах начнется прокат нового фильма Кристофера Нолана "Довод", в котором американский спецагент пытается остановить российского олигарха от разрушения мира при помощи невероятных игр с временными пространствами. Небольшую, но колоритную роль помощника злодея сыграл в картине российский актёр Юрий Колокольников, который рассказал Metro, как снимались сцены фантастического экшена и чем отличается работа на съёмочных площадках в Голливуде и в России. 

Я бы назвала "Довод" одним из самых невероятных и зрелищных фильмов за последнее время. На съёмках было так же круто? Или актёры играли на фоне зелёного экрана, а все спецэффекты были наложены потом на компьютере?

В этом-то, наверное, и есть главное отличие Кристофера Нолана от большинства других современных режиссёров, что у него на съёмочной площадке происходит всё на самом деле. Все сцены, в которых есть временная инверсия – это же не монтаж с плёнкой, которую просто крутят назад. Это всё было снято – мы сначала репетировали, проходили одну сцену, потом смотрели, как это выглядит, и делали всё то же самое, только двигаясь в обратном направлении. 

Подождите, все драки, погони задом наперёд – это тоже не монтаж?

Конечно, нет. Мы учились драться, двигаться задом наперёд. Оказалось, кстати, что это не так сложно. Машины были переоборудованы так, чтобы они могли ехать назад на огромной скорости. Самолёт, который в фильме врезается в здание, – тоже реальный. Его купили, опустошили, чтобы потом в кадре разбить и взорвать. Всё по-настоящему. Если бы это была простая перемотка, то воздействие с экрана было бы совсем иным.

Сложно ли было попасть на проект?

Этот процесс всегда одинаковый. Ты записываешь пробу – тебе дают текст, ты его зачитываешь на камеру – видео отправляют режиссёру, который смотрит и иногда сразу утверждает на роль, иногда, как в данном случае, вызывает на дополнительную встречу. Мы с Кристофером встретились, меня попросили сыграть сцену со сложным монологом, которая была даже не из фильма. По сюжету у меня практически нет слов, но ему надо было посмотреть, что артист из себя представляет. И всё, утвердили. 

Читала, что сценарий фильма актёры получили только на площадке. То есть, до этого вы даже не знали ни истории, ни кого будете играть?

Да, так и было. Только на площадке мне дали сценарий. Заранее вообще ничего не знал. Мне только сказали, что мой герой – это правая рука антагониста. Но так как я смотрел предыдущие фильмы Нолана, то представлял себе примерно, с чем столкнусь. 

И как первые впечатления от сценария?

Скажем так, сценарий меня не разочаровал. (Смеётся). Конечно, сначала было много вопросов. В первую очередь, как это всё будет сниматься. Ну, и конечно, много вопросов было относительно инверсии – как, что. Это как математическое уравнение, которое сложно было сразу понять. Сам Крис иногда на площадке путался, кто в каком измерении сейчас должен находиться.  

Какие ощущения от работы с Ноланом на площадке?

Прекрасные. Крис создаёт на площадке такую реалистическую атмосферу, что ты сразу попадаешь в обстоятельства, прописанные в сценарии. Практически и играть ничего не надо было. В целом, эти полгода работы над фильмом были одним большим приключением. Съёмки проходили в 7 странах, нашу группу, как десант забрасывали на новую площадку, и каждый раз начиналась удивительная, очень сконцентрированная работа. 

Съёмки в Голливуде сильно отличаются от съёмок в России?

Мне этот вопрос задают постоянно, и я всегда отвечаю, что для меня нет различий в съёмочном процессе. Это правда. Бюджет может быть больше или меньше, режиссёр может быть хороший или не очень хороший. Но, в целом, процесс везде одинаковый. Если ты актёр, то утром ты приходишь на грим, потом выходишь на площадку, работаешь, потом у тебя перерыв, ты поел, полежал у себя в трейлере и потом опять на площадку. Где бы ты ни снимался – в России, в Китае, в Америке – по большому счёту всё то же самое. Да, возникает иногда ощущение, что у нас всё сделано "на крови", действительно. Но тоже не всегда, всё зависит от проекта. В Америке снимают ведь не только большие фильмы, есть и независимые, и малобюджетные. Поверьте, и у Кристофера на съёмках было тоже очень тяжело, смены по 16-18 часов, и группа уставала. Всё как везде. 

В России у вас уже есть имя, а в Голливуде приходится пробиваться заново, соглашаться на небольшие роли.  

Для меня это вообще не проблема. Главное, чтобы мне было интересно. А маленькая роль или большая – по большому счету всё равно. Когда стоит выбор: сыграть маленькую роль у Нолана  либо отказаться, я, конечно, выбираю первое. У меня нет задачи захватить Голливуд, я просто хочу увлекательно жить и работать в удовольствие. Я не очень амбициозный человек.

И вы явно не принадлежите к тем нашим актёрам, которые признаются, что не едут в Голливуде, потому что не хотят там играть русских бандитов. 

Да это счастье было играть русского бандита у Нолана. Я обожаю эти роли, это мой конёк. Чем меньше слов – тем лучше. (Смеётся).