В честь открытия кинофестиваля "Зеркало" на главной площади города Юрьевец прошёл концерт легенды отечественной рок-музыки Вячеслава Бутусова. Перед выступлением Metro получило возможность расспросить музыканта о его вновь созданной группе, работе над новым альбомом и о рэпе.

 

 

Разговор проходил в здании городской администрации, в чьём-то кабинете, так что антураж – делопроизводственные папки на столе и перекидной календарь – мало походили на гримёрку рокера. Впрочем, и сам Бутусов в жизни не похож на рок-звезду – от него исходит обезоруживающее обаяние питерского интеллигента. А ещё закрадывается впечатление, что он открыл секрет вечной молодости и выглядит так же, как и 20 лет назад.

 

Вы впервые на кинофестивале "Зеркало"? Почему решили поддержать это мероприятие своим участием?

Да, я на фестивале "Зеркало" впервые. Признаюсь, до своего приезда я был мало осведомлен об этом мероприятии. Мне казалось, что это фестиваль, что называется, "для своих". Что тут собираются специалисты, работающие с авторским кино, чтобы пообщаться между собой, обсудить новые картины. Меня на участие в "Зеркале" уговорила Надежда Васильева (вдова Алексея Балабанова – прим), с которой мы очень давно дружим, поэтому мы доверились её советам и приехали.

 

Фестиваль в этом году меняет свой формат, становится более открытым, выходит из сферы "для своих".

Самое главное, чтобы он сохранил свою аутентичность и остался на берегу Волги, в этом прекрасном древнем городе. Потому что, если он вдруг в погоне за публикой рванет в Москву, то это будет совсем другая атмосфера. Например, мы, чтобы добраться сюда, сначала ехали на поезде из Петербурга до Иваново, потом из Иваново ехали на машине в Юрьевец. Это путешествие, приключение. А чем больше ты прилагаешь усилий, тем событие становится для тебя более значимым, запоминающимся.

 

На фестивале "Зеркало" в разные годы показывали картины Алексея Балабанова, с которым вы активно сотрудничали, были автором музыки к ряду его фильмов. То есть, к авторскому кино вы имеете непосредственное отношение.

Я участвовал в его картинах скорее, как товарищ. То есть, в них использовалась наша музыка, но не было такого – режиссёр и композитор сидят в раздумье и вместе творят. Алексей делал всё сам: при написании сценариев он сразу расписывал и звуковой ряд и просто мне показывал – куда какой музыкальный отрывок пойдёт. Но, конечно, ему было важно моё мнение, он советовался со мной по каким-то моментам.

 

Интересно ли вам современное российское кино и как зрителю, и как музыканту? Получаете ли предложения от режисёров на написание саундтреков?

Не могу сказать, что испытываю активный интерес к современному российскому кино. Конечно, я смотрю наши фильмы, просто не стремлюсь отслеживать все новинки, примерно представляя, что могу получить от их просмотра. Мне довольно часто поступают предложения поучаствовать в написании музыки к тому или иному проекту, но пока что среди этих картин откровений для себя я не нашёл. Другой вопрос, что я бы рискнул снять небольшое кино своими силами. Это будет суперавторское кино – только члены нашей семьи будут в этом участвовать (смеётся). Мы давно уже пишем сценарии, и рано или поздно что-нибудь обязательно снимем – дети подрастают, все творческие, все талантливые.

Будем тогда ждать ваших фильмов. Но надеемся, что вы не бросите музыку ради кино. Если не ошибаюсь, вы в прошлом году собрали новую группу и пообещали анонсировать её название после того, как будет записан первый альбом.

Мы сейчас занимаемся формированием группы. Я собираю людей, близких мне по природе восприятия музыки, чтобы у меня была возможность расширять круг своей деятельности.  Я намерен делать музыку с духовным знаменателем в своей основе. И мне совершенно необязательно ограничивать себя рок-музыкой, хотя, конечно, я рок люблю, лучше всего его знаю и воспринимаю. Но, мне кажется, есть темы, которые требуют подкрепления, микса с другими направлениями. Никогда бы в жизни не подумал, что я буду соприкасаться с академической симфонической музыкой или что мне будет интересен фольклор, но и то, и другое ко мне пришло. И, признаюсь, я в полном восторге от того, что мне открылось. Я нахожусь примерно в таком же восторге, в каком находился от рок-музыки в 7 классе, когда только появились пластинки с таким звучанием, о котором мы не имели представления.

 

Есть ли уже примерные сроки, когда выйдет новый альбом?

Пока сроков нет, потому что я даже не могу сказать, что войдёт в альбом, как это будет звучать. Знаю, что будет очень много инструментальной музыки, и думаю, что к этому будут готовы только самые преданные любители моего творчества. Но мы это сделаем, для нас это необходимый этап. Трудно сказать, во что это выльется дальше, но мы совершенно точно продолжим практику обычных концертов. Надеюсь, к тому времени, как будет записан альбом, группа ещё больше сдружится, сплотится, а я возможно оглашу название коллектива. В данный момент я очень старательно пытаюсь подобрать подходящее имя, потому что это очень важно, ведь как назовёшь группу – так она и полетит (Смеётся).

 

Как вы сами сказали, для вас сейчас наступил период экспериментов в музыке. Нет ли желания добавить к звучанию новой группы и рэпа? Как в принципе относитесь к этому направлению? Многие считают рэп наследником музыкального андеграунда, из которого вырос наш рок.

Это ошибочное мнение, хотя, конечно, я вижу определённую связь. Я получал уже порцию сарказма в адрес нашего рок-н-рольного цеха за то, что мы в своё время выпустили этого чёртика из табакерки. Я понимаю, что это ветви одного ствола, но, как правильно сказал Юра Шевчук, мы всё-таки себе не позволяли переходить определённые границы, хотя и считались анархистами, бунтарями и нигилистами. У нас были нравственные рамки. Сейчас среда формируются по другим законам – чтобы привлечь к себе внимание аудитории, нужно сделать нечто экстраординарное, что лишний раз доказывает: сам по себе человек никакой ценности в наше время не имеет. Важны только его действия. И чем они будут эпатажнее – тем лучше. Я считаю, все, что касается агрессии, сквернословия и тому подобных вещей – дьявольщина в чистом виде, потому что это убивает. А самый известный человекоубийца – это дьявол.

 

Рок жив?

Конечно. Борис Борисович зажигает по полной программе (Смеётся).