Лето, ближнее Подмосковье, территория пансионата. Идиллическая картинка – живописная речушка, деревянный пирс, на котором лежаки и шезлонги с отдыхающими. Бабули в белых чепчиках читают книжки, юные девицы обсуждают ухажёров, дети дерутся из-за яблока.

– И все побежали смотреть труп! – вдруг раздается откуда-то женский голос.

Все вскакивают со своих мест, несутся к дальнему углу пирса и всматриваются куда-то вниз, в воду.

– Стоп, снято.

Актеры возвращаются на свои места, и среди группы "отдыхающих" я различаю Викторию Толстоганову, Алексея Аграновича, Таисию Вилкову и Полину Виторган, играющих в картине главные роли – маму, папу и двух сестер. Они снова ложатся на лежаки, к ним подбегают гримеры и костюмеры поправить прически и наряды.

Во время образовавшейся паузы к журналистам выходит режиссер Оксана Карас ("Хороший мальчик"). Она рассказывает, что в центре сюжета ее картины – история 18-летней героини Таисии Вилковой, которая вместе с семьей приезжает летом в санаторий и находит тут свою первую любовь.

– Мы снимаем драму взросления. Наша героиня находится в сложном и знакомом всем периоде – когда ты вроде бы уже взрослый, но при этом несамостоятельный, полностью зависишь от родителей, – комментирует она с оговоркой, что мелодраматическую составляющую будет постоянно подпитывать "детективный движок".

Элемент именно этого "движка" и снимался в день приезда прессы. По сценарию во время отдыха на реке герои обнаруживают на берегу утопленника, что, естественно, вызывает переполох. Кстати тяжелее всего съемка этой сцены далась "трупу", точнее актеру, который его изображал. Серьезный мужчина с синюшными лицом и руками самоотверженно принимал различные позы, практически зарываясь головой в прибрежный ил с песком, в то время, как оператор Сергей Мачильский и Оксана Карас отдавали ему указания с пирса: "голову поверни, как неживой", "ляг, как будто тебя водой прибило".

Параллельно экзекуциям в воде, на суше шли приготовления к следующему эпизоду – праздничному ужину в честь дня рождения папы. Прямо посреди лужайки был выставлен длинный стол с белыми скатертями и деревянными стульями с высокими спинками. Напротив него расположились застекленная открытая веранда с роялем и плетенными креслами – все вместе создавало атмосферу чеховской пьесы.

У готовящейся площадки тем временем собрались Виктория Толстоганова, Алексей Агранович и Таисия Вилкова, которые находят минутку, чтобы пообщаться с журналистами.  На вопрос, что их привлекло в этом проекте, они единодушно называют оригинальный сценарий и глубину проработки характеров.

– Моя героиня уже совершеннолетняя, но ведет себя, как будто ей 10 лет – полностью зависит от мамы, все делает с оглядкой на нее, – рассказывает Таисия Вилкова. – Я абсолютно на нее не похожа, поэтому приходится искать различные приемы, чтобы войти в образ.

Супруги в реальной жизни Виктория Толстоганова и Алексей Агранович, впервые не только оказавшиеся на одной съемочной площадке, но и играющие мужа и жену, признаются, что не испытывают никакого дискомфорта или неловкости.

– Не так часто приходится сниматься с актрисой такого уровня, как Толстоганова, это счастье работать с таким партнером, – замечает Агранович.

– Мне очень нравится играть свою героиню, потому что я ее очень хорошо понимаю, чувствую, – комментирует в свою очередь Виктория. – Эта женщина истово хочет любви. Но она выбирает неправильные способы, чтобы ее добиться. Она привыкла все держать под контролем, и своими манипуляциями подавляет всех вокруг, перекрывает кислород и мужу, и детям.

Актеров уводят на репетицию, а я, выходя с площадки, задерживаюсь у уже накрытого стола, ломящегося от аппетитных яств – от запеченного мяса и овощей, до пирожков и фруктов.

– Это настоящая еда? – спрашиваю у молодого человека, расставляющего тарелки. После оценивающего взгляда он отвечает: "Киношная. Тут все полито бензином". По хохоту его коллег вокруг понимаю, что парень меня разыграл. Видимо, опасался за сохранность съедобного реквизита.  И правильно.