В российский прокат вышла картина "Война токов" про противостояние изобретателей Томаса Эдисона и Джорджа Вестингауза. Metro поговорило с одним из продюсеров фильма Тимуром Бекмамбетовым про грехи Эдисона и про опасность войны с ботами. 

На "КиноПоиске" указано, что фильм "Война токов" 2017 года. Почему он выходит в прокат только сейчас?
– Фильм действительно начали снимать в 2017 году, но его производство остановилось из-за скандала, случившегося с одним из продюсеров фильма, Харви Вайнштейном. И на целый год проект фактически лёг на полку. Потом мы с боями пытались убедить банк, которому фильм перешёл из-за банкротства компании Вайнштейна, дать нам доделать картину и выпустить. Наконец это произошло.

У картины звёздная компания продюсеров, включая и братьев Вайнштейнов, и Мартина Скорсезе. Кому изначально принадлежит идея фильма?
– Я был первым, кто поверил в историю, написанную Майклом Митником. Где-то 7 лет назад я нашёл его работу в так называемом Black list, сборнике самых выдающихся сценариев, написанных дебютантами. И я загорелся, тут же отыскал в Нью-Йорке автора и он согласился передать мне права на экранизацию.

Вас так захватила сама история или возможность снять фильм про Эдисона?
– Мне интересен был и герой, и тема фильма. Я много лет пытался найти материал, чтобы снять кино о Николе Тесле. Но всё, что я читал– книги, сценарии – а их, поверьте, очень много, было недостаточно захватывающе. Когда я нашёл сценарий Митника, то понял причину. Про Теслу сложно снимать кино, потому что он сумасшедший учёный, о нем невозможно рассказать..

Но его персона у многих вызывает любопытство. Разве нет?
– Очень легко ему удивляться, как экзотическому дереву, но он слишком странный, чтобы идентифицировать его с собой. Невозможно примерить на себя то, что он пережил. А переживания – это основа любой успешной истории. Решение, которое нашёл Майкл Митник – написать историю не про Теслу, а про его конкурента Эдисона. И посмотреть на гения Теслы немного со стороны, глазами Эдисона, который, наоборот, очень понятный и очень живой. Это человек, который состоит из мяса и страстей.

Вы изначально видели в роли Эдисона Бенедикта Камбербэтча?
– Мы могли только мечтать о том, чтобы он сыграл в нашем проекте. И эта мечта реализовалась, исключительно благодаря Харви Вайнштейну, обладающему даром убеждать и увлекать людей своими идеями.

После скандала многие постарались побыстрее откреститься от Харви Вайнштейна и от работы с ним. Очевидно, что вы не изменили своего отношения.
– Пока суд не огласил приговора, почему я должен менять свое отношение лишь на основании слухов.

В любом случае выбор Камбербэтча мне кажется отличным выбором. Он заставляет переживать за персонажа, несмотря на его очень противоречивые поступки.
– Уникальность этого сценария в том, что мы вместе с героем совершаем ошибки, запутываемся, движимые гордыней и желанием реализовать свои мечты. Пройдя через испытания, находим ответы на важные вопросы о том, что каждый человек, который занимается изобретением новых технологий, должен нести ответственность за, то что он делает. И всего один шаг отделяет великую идею подарить миру электрический свет от создания электрического стула. И этот шаг Эдисон сделал и стал убийцей.

Насколько я знаю, тема изобретательства вам лично близка, потому что вы активно занимаетесь развитием новых технологий. В частности, в конце октября вашей компанией был представлен проект Vera Voice, позволяющий воспроизводить голоса реальных людей. Этот проект уже эксплуатируется?
– Он эксплуатируется в исследовательских целях и в наших внутренних разработках. От коммерческого использования нас удерживает отсутствие законодательной базы для подобной технологии. То есть, не существует точного юридического определения, кто является правообладателем голоса. Кто обладает моим голосом? Только я? Если компьютер научился имитировать мой голос, имеет ли право технология его использовать?

Звучит страшновато.
– Эволюцию остановить нельзя, и мы сейчас уже сосуществуем с миром ботов и наших копий. Наивно делать вид, что этого не происходит. Поэтому единственное, что мне кажется правильным – начать пользоваться новыми возможностями, привыкать к новым условиям. Свыкнуться с мыслью, что, если вам звонит знакомый и просит перевести на карту 5 тысяч рублей, это может быть бот. Если вы знаете о такой возможности, то дальше вы будете принимать осознанное решение – верить или не верить.

Были отклики от людей, чьи голоса вы копировали в презентации? Президент оценил?
– Президент не откликнулся пока, но я читал реакцию Ксении Собчак, которая отнеслась к нашему изобретению с пониманием и любопытством. Мы же не использовали её голос в коммерческих целях. Мы его использовали для демонстрации возможностей.

Можете представить, что кино скоро будут снимать без участия человека?
– Это уже происходит. Есть короткометражные фильмы, сценарии к которым были написаны искусственным интеллектом. Я сейчас учусь режиссировать компьютер, как раньше это делал только с актёрами, ведь в машину нужно сначала заложить алгоритмы. Это вопрос ближайшего времени, когда мы начнём параллельно сосуществовать с искусственным интеллектом. Помните фильм "Она", где герой влюбляется в нейросеть? Сегодня это стало реальностью. Если вы думаете, что новости, которые вы читаете в Сети, отображают реальность – вы ошибаетесь. Потому что это реальность, которую создал для вас компьютер, который отбирает до вас новости. Искусственный интеллект поместил вас в некий пузырь, в котором вы получаете выбранные им события и образы мира.

Надеюсь, боты в какой-то момент не захватят власть над нами.
– Я думаю, это может случиться, если мы не научимся с ними мирно жить. Чтобы сосуществовать и сохраниться, нам необходимо научиться договариваться и воспитывать их. Собаки тоже могут превратиться в волков и убивать людей. Но мы их дрессируем, кормим. Если мы также будем относится к искусственному интеллекту, то велика вероятность, что мы будем дружить и помогать друг другу. А если будем ругаться и воевать, то, я думаю, что дело закончится плохо.