Сегодня день рождения у одного из самых скандальных и популярных российских рокеров – Сергея Шнурова. В день 47-летия музыканта, блогера и общественного деятеля Metro вспоминает его яркие цитаты из интервью разных лет.

Большие деньги у меня появились один раз, когда мы с моим приятелем шли, мы в школе ещё учились, и он нашёл 25 руб., прямо на улице лежали. Мы купили ящик пива. (Из интервью РБК).

Я начинал с литературной деятельности. За свои собственные деньги – благо они у меня водились – издал книжку. В клубах устраивал литературные чтения. Это были совершенно похабные рассказы в духе Чарльза Буковски, помноженного на три, наверное. (Из интервью РБК).

Очень сильно на меня повлияла моя бабушка Тамара Даниловна, и её я вспоминаю часто. Она была бабка что надо. Она была какая-то настоящая, петербургская. Очень мощная, с искромётным чувством юмора, весёлая. Буквально до конца своих дней она ходила в вуальке. У неё был воротник из чернобурки, и когда он стал линять, бабушка в метро старалась потереться о какого-нибудь молодого человека, чтобы дома он получил… (Смеётся.) (Из интервью "Бизнес Online").

Я вижу "Ленинград" как некое площадное искусство, народный театр, скоморошество, где главный герой – Петрушка. Он непредсказуем. (Из интервью Esquire).

Бесполезно клеить чашку, если женщина задумала стащить весь сервиз. (Из интервью Esquire).

Мне власть не нравится. Но я не знаю, кто мне больше не нравится – власть или народ. Они, сука, достойны друг друга. Я не знаю периода в этой стране, когда людям нравилось то, что происходит. (Из интервью Maxim).

Меня пугают люди, у которых есть твёрдые убеждения. Они никогда не рассуждают. Им всё ясно. Мне – не ясно. Когда я рассуждаю, я стараюсь не придерживаться никаких убеждений. (Из интервью Maxim).

Я самый что ни на есть православный христианин. "Символ веры" я знаю. Как и "Отче наш". Как и Иисусову молитву. Я учился при духовной академии три года, по идее, я мог стать теологом. (Из интервью  Sports.ru).

Я человек сомневающийся. Я не уверен, есть ли Бог, нет ли Бога. А я с утра могу быть христианином, а к обеду – вполне себе буддист… (Из интервью "Бизнес Online").

Если в момент выступления на сцене ты готов умереть, раствориться, уйти в небытие, то будет успех. Люди любят смотреть на какие-то крайние ситуации – где есть любовь, где есть смерть, больше ничего их не интересует. Если ты готов – вперёд, можешь выходить. (Из интервью  Sports.ru).

Я люблю Россию, ну честно. Вот со всем абсурдом, со всем ужасом, со всей неоднозначностью. Мне кажется, что это самое интересное место на Земле. А там, где интересно, – там я. Мне вообще крайне повезло, что я родился в этом городе, в этой стране, в это время. Это круто. (Из интервью Colta).

Я абсолютно не хам. Я – дерзкий. Это разные вещи. (Из интервью Colta).

Алкоголь – не такая уж необходимость, как воздух, например. Я за свободу: хочешь – пей, не хочешь – не пей, я за такое отношение к алкоголю. (Из интервью Rockcult).

Следовать заветам юности – это самое глупое, что может быть придумано. Если ты себе чего-то там в юности решил и не отступаешь от этого, то ты идиот! (Из интервью Rockcult).

Я перестал пить, когда мне это стало реально мешать. Организм стал давать сбои, алкоголь перестал приносить совершенную радость. Я набухивался, подходил к той самой границе, за которой бездна и провал, замирал, покачиваясь, и отходил назад. Но в последнее время я стал понимать: подхожу – и меня уже тянет в эту бездну. В такие моменты ты выбираешь: ты или живёшь ещё чуть-чуть, или падаешь в бездну. Это разговор со смертью, это пограничная ситуация, которая позволяет тебе ценить жизнь. (Из интервью  Sports.ru).

Я всегда за скандал. Если есть возможность не ругаться – обязательно ругайтесь. (Из интервью Womam.ru).

Если женщину можно купить, это же прекрасно. Заработай и купи! Это упрощает всё. Для мужчины ничего проще нет в этой ситуации – ходы элементарные, как дважды два. Мне кажется, что иного никогда и не было. Меркантильность – это природная сущность женщины. Брак по расчёту – это вообще прекрасное и всеобщее явление. А вот "любовь в шалаше", романтизм – это всё в книжках XIX века было, а в то время 90 процентов населения просто не умело читать. (Из интервью "Бизнес Online").