В российских кинотеатрах вышла картина Люка Бессона "Анна", события которой происходят в 1990 году. Юная девушка-сирота оказывается в рядах КГБ в роли агента-убийцы. Metro поговорило с Сашей Лусс, исполнившей главную роль, о том, как вдохновить Люка Бессона и как подружиться с Хелен Миррен.

Роль шпионки русского происхождения, которая параллельно работает моделью, на вас легла идеально ­–как будто специально под вас была написана. Или так и было?

Думаю, я в какой-то степени вдохновила Люка Бессона на написание этого сценария. Когда мы работали на «Валериане», мы с ним много общались, я ему частенько жаловалась на жизнь. (Смеётся). Возможно, отчасти из этих разговоров и родилась Анна.

То есть других претенденток на эту роль и не было?

Люк видел в этой роли меня, но я должна была сделать видеотесты для студии Lionsgate, чтобы они меня утвердили. Одного решения режиссёра мало. Если бы студии я не понравилась, взяли бы другую актрису.

Для вас это первая главная роль и к тому же в очень сложном постановочном кино. Что далось тяжелее – драматическая часть или трюковая?

Трюковая была гораздо сложнее. Драматическая – конечно, тоже была непростая, но это моя работа, от которой я получаю удовольствие. А вот спорт, тренировки – другое дело. Но я подписалась на то, чтобы делать самой большую часть трюков, так что...

Долго тренировались?

Месяцев пять. Это было очень изнурительно. Спасибо Алану, моему тренеру, который меня поддерживал, потому что это действительно было тяжко. В какой-то момент у меня даже случился нервный срыв ­– я просто легла на пол и сказала: «Всё, я не могу больше, ищите другую актрису». Все сказали: «Ок!». И оставили меня в моей истерике. Через пять минут тренер вернулся: «Пошли работать». И мы пошли работать. Не знаю, как я всё это выдержала, но зато теперь смотрю сцену в ресторане и понимаю, что все мои страдания того стоили. Горжусь этой сценой.

Да, эпизод в ресторане, где вы расправляетесь с целой кучей вооружённых мужчин, смотрится феерически и при этом как на одном дыхании. Сколько времени на самом деле её снимали?

Снимали эту сцену пять дней, из которых я на площадке была только три. Потому что до этого у меня была температура под 40. Два дня я провела полумёртвая в кровати. Температуру сбили, но все равно чувствовала я себя не очень хорошо. Но пришлось снимать, потому что выбора не было.

Сразу вспоминаются слова Люка Бессона, который после выхода «Валериана» вас очень хвалил за трудолюбие и характер. Теперь понимаю, что он имел ввиду.

Да, Люк меня всегда поддерживает. Мне с ним очень нравится работать. Он замечательный человек и крутой режиссер. 

На площадке он такой же милый и добрый?

Нет, конечно, когда я заслуживала, он мог очень строго со мной разговаривать. Не кричал, но говорил таким ледяным голосом, что уж лучше бы кричал. И у нас была такая договоренность: когда у меня что-то не получалось, он мне говорил: «Иди погуляй». И я уходила круги наматывать минуты 3-4. За это время я успокаивалась, и ко мне приходило понимание, как это нужно играть. Но «гуляла» я нередко.

У вас потрясающие партнёры в фильме, одна Хелен Миррен чего стоит. Страшно было оказаться на одной площадке с такой сильной и признанной актрисой?

Она – королева. И при этом такая классная и добрая! Люк тоже сначала сильно переживал: как девочка почти без опыта будет играть с Хелен. Но когда он увидел, что она стала меня оберегать, успокоился. Конечно, было непросто, я же начинающая актриса. Я очень стараюсь, но иногда мне нужно больше времени на сцену, чем Хелен, а ей приходится сидеть и ждать, пока у меня получится. И она всё это терпела самоотверженно, пытаясь мне помочь.  

С российской суперзвездой Александром Петровым у вас тоже отношения сложились? Сцена с ним – не из лёгких, вашей героине крепко досталось.  

Да, эту сцену снимать было очень тяжело в эмоциональном плане. Но Саша пытался максимально облегчить мои страдания. Мы старались друг друга как-то развеселить, подбодрить, снять стресс. Пострадала, зато на экране всё выглядит достоверно.

Но нельзя сказать, что весь фильм выглядит очень достоверно, особенно это касается изображения Москвы в 80-х и 90-х. Если придираться, то «клюквы» достаточно.  

Тут нужно ещё понимать, почему события в фильме происходят в 90-х. Сейчас все фильмы о шпионах – это хакеры, гаджеты и технологии. А 30 лет назад шпионаж был с человеческим лицом. Это были игры разумов, что намного интереснее, на мой взгляд. Поэтому Люк перенёс действие в прошлое, но он не зацикливался на том, чтобы всё было максимально достоверно. Это же кино. Знаете, когда на экране я убиваю людей, на самом деле они не умирают. После команды «стоп! снято!» они встают и идут на обед.

Надеюсь! Получив такой мощный опыт, не разочаровались в актёрстве? Не думаете вернуться в мир моды?

Не буду ничего загадывать, но думаю, что карьера модели – это пройденный этап. Сейчас я стараюсь фокусироваться на актёрстве. Мне это очень нравится, даже не представляете, насколько. Мне Люк не так давно по секрету рассказал, что у него есть предложение на очень крутой фильм, но он пока не знает, возьмётся за него или нет. Я ему сказала: «Этот фильм – моя мечта с детства, поэтому я готова даже мыть пол в студии, только чтобы попасть на съёмочную площадку».