Накануне дня Победы в Сети появился трейлер картины "Блокадный дневник" Андрея Зайцева ("14+"), который вызвал просто шквал негативных комментариев и обвинений режиссёра в искажении правды и осквернении памяти блокадников. Metro получило возможность посмотреть картину целиком задолго до её премьеры в январе 2021 года, а также поговорить с режиссёром про историю её создания и причинах столь яростной реакции интернет-пользователей.
 

О фильме:

Сюжет: основан на книге Ольге Берггольц "Дневные звёзды". Первая блокадная зима в Ленинграде. Молодая женщина, похоронив мужа, отправляется пешком на другой конец города, чтобы увидеться с отцом. Измученная голодом и холодом, героиня уверена, что жить ей осталось недолго, и хочет успеть попрощаться с последним оставшимся в живых родным человеком.
Впечатления: пожалуй, один из самых тонких и глубоких фильмов про войну, снятых за последнее время, по стилистике напоминающий картины Алексея Германа. Максимальное погружение в ужасы блокады, которые чередуются со счастливыми воспоминаниями героини о мирной жизни, и при этом отсутствие излишней сентиментальности и пафоса.

 

 

Андрей, расскажите, пожалуйста, как родилась идея фильма?

Идея появилась после того, как я прочитал "Блокадную книгу" (хроника блокады Ленинграда по воспоминаниям блокадников, которые были собраны и объединены в одну книгу Алесем Адамовичем и Даниилом Граниным – прим. ред.)  и понял, что нигде больше не видел таких мощных, таких полных описаний – в каком состоянии был Ленинград во время блокады, в каком состоянии были жители, через какие страдания они прошли. Особенно в самую тяжелую – первую блокадную зиму, когда погибло от голода больше всего ленинградцев. Этого нет, наверное, больше нигде – лишь в редких кадрах хроники, нескольких уцелевших фотографиях. Даже в советских фильмах о блокаде я не везде вижу этот город. И я посчитал, что эту правду необходимо рассказать. Не для того, чтобы всех изумить – какой был ужас. Мы показываем мучения, которые пришлось пережить ленинградцам, и от этого их подвиг становится ещё больше, еще значимее.

Снимали специально к юбилею победы?

Сценарий был написан ещё 10 лет назад, но долго ждал своего часа. Просто в тот момент я не был готов как режиссёр снимать такое сложное кино. Когда я почувствовал силы, и появилась возможность снимать, проект был запущен. То, что фильм был готов к 75-летию победы, – это совпадение, потому что работу мы начали ещё в 2016 году, но, конечно, не ожидали, что она продлится три с лишним года.

Насколько сложным оказался проект?

Да, были очень тяжёлые съёмки, тяжёлый монтаж. Нужно было воссоздать город таким, как он описан в книге. Мы построили декорацию, город делали компьютерной графикой. Как писали блокадники, Ленинград был похож на замёрзшее подводное царство. Заваленные снегом улицы и мостовые, с крыш домов свисали гигантские сосульки, между домами – обледеневшие провода. Стоял невыносимый холод. Снег лежал по пояс, потому что его никто не убирал. Люди выходили из дома и шли по тропинкам, протоптанным прямо посредине улицы. И было очень тихо, потому что не было ни машин, ни трамваев. Ни собак, ни кошек и даже птиц съели. Пустой страшный город, в котором голод, холод, и истощённые люди, которые двигаются как живые мертвецы.

Кадры из фильма "Блокадный дневник".

Кадры из фильма "Блокадный дневник".

Киностудия "Сентябрь", "Metro"

Фото:

В отрывке из фильма, выложенном в Сети, блокадники действительно похожи на зомби..

Это самая тяжёлая сцена из фильма, и она реальная, она взята из воспоминаний блокадников. На улице перевернулись санки с хлебом, и голодные люди сначала бросились к нему, но, услышав, что это для детей, нашли в себе силы остановиться, собрать хлеб и положить его на санки. Хотя сами умирали от голода.

Сильнее всего шокирует внешний вид героев – жутковатые существа с тёмными лицами и безумными глазами.

Я снимал ровно то, что было написано в "Блокадной книге", воспоминаниях Ольги Берггольц, Даниила Гранина и в многочисленных воспоминаниях блокадников. Людей довели до такого состояния. Вы знаете, что такое голод? Можно привыкнуть ко всему, но не к голоду. Это не когда болит желудок и хочется есть. Весь организм голодает: кости, мышцы, мозг, нервы, кожа. Всё "кричит": "Накорми меня, дай мне глюкозы, дай мне жира, белков". И когда организм не получает, что ему необходимо, то начинает поедать сам себя, начинается атрофия и разрушение всех органов. Люди, доведённые до такого состояния, еле передвигались, делая по 10 шагов в минуту, потому что каждый шаг давался с трудом. У них были тёмные лица, потому что электричества в домах не было, и все использовали коптилки на машинном масле, которые сильно коптили, а воды было мало и её берегли. Поэтому на улице невозможно было понять, кто идёт тебе навстречу – мужчина или женщина, молодой или старик.

Понимаете, в нашем кино нет ничего придуманного. Я бы не позволил себе хоть что-то домысливать, фантазировать на эту святую тему. Я думал, что все читали "Блокадную книгу", и знают, что происходило в первую блокадную зиму. Но, когда я вижу в комментариях, что это неправда, враньё и поклёп, что это зомби-триллер, и что я насмотрелся американских хорроров, то понимаю, что эти люди западные хорроры смотрели, а "Блокадную книгу" не читали. Поэтому, мне кажется, им просто нужно взять и заставить себя её прочитать, и все вопросы у них отпадут.

Кадры из фильма "Блокадный дневник".

Кадры из фильма "Блокадный дневник".

Киностудия "Сентябрь", "Metro"

Фото:

В комментариях действительно настоящие проклятья. Насколько вы ожидали такую яростную реакцию и чем её объясняете?

Во-первых, у нас уже довольно давно многие люди невероятно озлобленны и агрессивны. На всё, что не совпадает с их мнением или видением, они набрасываются с остервенением. Это уже сформировавшаяся тенденция. Не хочу копаться в её причинах. Ну и ситуация с карантином, в которой мы все сейчас оказались, делает людей ещё более нервными. Но дело в том, что человек, который изучал блокадную тему, поймёт, что все показанное в этой сцене – это правда, что блокадники были доведены до такого состояния, они испытывали ежедневную бесконечную пытку голодом, от которой, порой, теряли рассудок. На самом деле, в "Блокадной книге" реальность описана в разы страшнее, но я посчитал, что такое нельзя показывать, это ад, который будет невозможно смотреть. Но самое главное, о чём говорят многие пережившие блокаду и о чём наш фильм – хорошего в блокаду было больше, чем плохого, люди помогали друг другу, делились последним куском хлеба, даже с незнакомыми людьми, сами погибали, но помогали тем, кто слабее. Самопожертвования и лучших проявлений человеческих качеств было больше, именно поэтому мы и победили в той войне.

Комментаторы призывают даже написать петицию в Министерство культуры, чтобы проверить кино на искажение истории.

Меня это не пугает, потому что наше кино утверждали в Российском Военно-Историческом обществе, которое не допускает выхода на экраны фильмов, которые не соответствуют исторической правде. Меня расстраивает, что новое поколение уже мало знает, что происходило на самом деле, в блокаду и не пытается это узнавать. А дальше будет ещё хуже. Будут думать, что в Ленинграде во время блокады ничего страшного и не было. Поэтому мы нашу картину делали в большей степени для будущих поколений, и пытались снимать максимально документально, чтобы у зрителей возникло ощущение, что они сами попали в блокадный Ленинград. Чтобы они почувствовали, каково было предкам, что они пережили.