В прокате с большим успехом идёт экшен-драма "Салют-7". Исполнитель одной из главных ролей Павел Деревянко рассказал Metro о сомнениях перед съёмками, просмотре готового фильма с Владимиром Путиным и знакомстве с прототипом своего героя – космонавтом Виктором Савиных

Как вы думаете, может ли патриотическая "вывеска" фильма отпугнуть часть аудитории?
Возможно всё. Тем более у нас есть некоторое недоверие к российскому и патриотическому кино. Но я уверен, что те, кто посмотрит фильм, изменит своё мнение. У картины точно будет сарафанное радио, все будут рассказывать о ней друг другу. Потому что, мне кажется, это первая лента про космос, которая получилась действительно хорошо.

Вы знали историю, которая лежит в основе сюжета, до начала съёмок?
Абсолютно не знал. Дело в том, что официально власти её умалчивали. Историю знали только специалисты или   люди, серьёзно интересующиеся космосом. Официально всё было хорошо. В СМИ говорили, что космонавты полетели на станцию "Салют-7", это плановый полёт и станция работает в своём нормальном режиме.

Расскажите о встрече с прототипом вашего героя, космонавтом Виктором Савиных.
Мы с Володей (Вдовиченков, партнёр Павла Деревянко на съёмках. – Прим. ред.) хотели повстречаться с нашими прототипами до или во время съёмок. Но немножко опасались. До этого с ними общались режиссёр (Клим Шипенко. – Прим. ред.) и продюсер (Сергей Сельянов. – Прим. ред.), и они рассказали нам, что космонавты без энтузиазма отвечали на вопросы. Поэтому мы не стали настаивать на встрече. И, кроме того, у нас не было задачи сделать портретное сходство. Мы хотели рассказать человеческую историю.

"Раньше для подвигов было больше места. Понятия "долг", "честь", "Родина" были далеко не пустым местом".
Павел Деревянко, актёр

Но тем не менее вы познакомились?
Да, на показе фильма в Кремле президенту. Они оказались очень бодрыми мужчинами, особенно Виктор Петрович Савиных, которого я играл. Прекрасный, энергичный  и самодостаточный человек. У нас было очень интересное и тёплое общение. Савиных меня обнял, сказал: "Ну что, брат мой?", – подарил книгу "Записки с мёртвой станции", по мотивам которой и написан сценарий для фильма.

А с Путиным удалось пообщаться?
Да, немножко посмеялись. Он спрашивал космонавтов, насколько изложенное в фильме правда, ругались ли они в космосе, как мы с Володей в нашем фильме.

Ваш прототип Савиных – технический гений. А у вас как с техникой?
Это было одно из опасений, сомнений в себе, когда мне предложили участвовать в съёмках. Где дважды Герой Советского Союза, блестящий технический специалист Виктор Савиных, и где я, кто с техникой не дружит вообще? Лампочку я, пожалуй, смогу вкрутить, а розетку починить – это уже вряд ли.

Знаю, что перед съёмками вы с Вдовиченковым летали на Ил-76, в котором тренируются космонавты. Как это было?
Да, это было дико смешно. Два человека, которые через две недели готовятся играть великих космонавтов, в самолёте, ощутив совсем небольшие перегрузки, почувствовали себя плохо – вестибулярный аппарат подвёл. Сидели бледные, потные, в обнимку с этими индивидуальными пакетами. Мы реально умирали. Нам было о-о-очень плохо. Инструкторы говорили: "И эти люди будут космонавтов играть? Ну-ка отдавайте костюм!"

Как вам работалось с Вдовиченковым?
Поначалу мы не очень понимали, что мы за тандем такой. Мы разные, а тут – пожалуйста, играйте космонавтов. Володя очень много привнёс в фильм. Ему часто не нравилось то, что написано в сценарии. Он говорил: "Ну что это за команда "Чип и Дейл спешат на помощь"? Он искал новые интонации, и многое в итоге вошло в фильм. За это я ему благодарен.