12 сентября в эфир телеканала ТВ-3 выйдет «Дело сестёр Хачатурян», открывающее второй сезон цикла «Это реальная история». В преддверии премьеры в Москве прошла премьера, на которой проект представили автор  Родион Чепель, продюсер Александр Уржанов и автор фильма Владлена Савенкова.

«Самым сложным в этом фильме было соблюсти баланс двух сторон. Приступая к нему, мы посмотрели несколько дюжин ток-шоу, где герои нашего фильма кричали друг на друга, били стаканы, угрожали и пытались выцарапать друг другу глаза. Нам же хотелось рассказать эту историю по-другому. На момент нашего знакомства родственники Михаила Хачатуряна уже успели несколько раз обжечься на общении с прессой, и договориться с ними было непросто. Но нам было важно отнестись к ним не как к злодеям, которые пытаются оправдать плохого человека, а как к людям, которые запутались и пытаются найти ответ на вопрос, что же там происходило. В итоге у них было только одно условие: они просили пообещать, что в фильме их репликам будет уделено не меньше половины времени. «Мы тоже хотим рассказать, как это было», – говорили они. Они хотели справедливости. Нас вообще часто спрашивают, как нам удаётся убедить героев рассказать о случившемся на камеру. На самом деле у всех наших героев есть общая мотивация – это огромное желание рассказать историю со своей точки зрения так, чтобы такого больше никогда и ни с кем не случилось», – добавила Владлена Савенкова.

После премьеры авторы и зрители обсудили дело Хачатурян в свете ситуации с семейным насилием в России. В дискуссии приняли участие адвокат сестёр Алексей Паршин и правозащитница Алёна Попова, которые также являются авторами законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия».

«Для нас с самого начала было очевидно, что девочки совершили это не с корыстным или каким-то другим умыслом, а чтобы защитить себя от тех преступлений, которым они подвергались на протяжении нескольких лет. Здесь не может идти даже речи о превышении необходимой обороны – их жизни угрожала опасность, это было очевидно и неминуемо. Очевидно также, что другого выхода у девочек не было. Родственники знали, что происходит в семье, искать у них помощи было бесполезно. Школа несколько раз пыталась вмешаться, направляла документы в органы по делам несовершеннолетних, но реакции не последовало. Почему это произошло, предстоит ещё разбираться. Пойти в полицию они тоже не могли. Во-первых, дома их бы ждал отец, который применил бы репрессии. Во–вторых, многие годы он им внушал, что это бесполезно, так как у него есть связи в полиции и в прокуратуре. На глазах у девочек он неоднократно рвал заявления, которые ему  приносили сотрудники, в том числе от других лиц, например, соседей, которых он терроризировал. Даже после угроз сотруднику ГИБДД оружием он остался безнаказанным. Ему всё сходило с рук. Почему это происходило? Какие такие связи у него были? Кто ему помогал и покровительствовал? Мы пока это не раскрываем, но надеюсь, что скоро обнародуем. Кроме того, экспертизы определили наличие у девочек психических заболеваний, вызванных действиями Михаила Хачатуряна, – это посттравматическое стрессовое расстройство и  синдром жестокого обращения. По-хорошему, это дело давно должно было быть закрыто из-за отсутствия состава преступления, но пока следственная машина идёт по пути обвинения, а не здравого смысла», – заявил Алексей Паршин.