Завтра в прокат выходит картина "Война будущего" о разрушительном конфликте с инопланетной расой. Мы поговорили с исполнителем главной роли Крисом Праттом

- В фильме воинов из прошлого отправляют в будущее защищать планету. Есть в этом какой-то скрытый подтекст?
- Герои картины думают не о жизни, которую они могли бы прожить, а о мире, который оставят своим детям. Мой персонаж Дэн хочет защитить семью. Как отца, меня очень заинтересовала концепция фильма.

- Почему?
- В то время как я стараюсь быть хорошим родителем, Дэн недоволен свой жизнью. Он отдалился от своего отца, которого винит во всём. Но в итоге оказывается, что у них много общего. Больше, чем Дэн мог себе представить. В финале он приходит к прощению, и это важнейший момент. Нередко мы смотрим на своих родителей, как на божества, но в какой-то момент понимаем, что они были просто детьми, у которых появились дети. И ты прощаешь их за все недостатки, поскольку они и не должны были соответствовать тому божественному образу, который сложился у вас в голове. И твои дети поступят так же.

- В чём основной посыл фильма?
- Вы знаете, давным-давно я слышал такое выражение: когда вы даёте псу лекарство, прячете его в гамбургере, чтобы он не знал, что там лекарство. И вы говорите своему питомцу: "пришло время обеда", а не "пришло время принять таблетку". Здесь так же. Это экшен-фильм, в котором запрятан глубинный смысл: мы должны сделать планету лучшим местом для жизни, чем она была до нас.

- Фильм как бесконечный поток адреналина. Что запомнилось больше всего?
- Там было много всего интересного. В частности, момент, когда мой герой попадает в 2051 год. В итоге он падает с неба в Майами прямо в бассейн. И над этим эпизодом пришлось попотеть. В качестве трамплина использовали вилочный погрузчик. Камера следовала за нами, как и каскадёры, которые должны были погрузить тебя под воду. На съёмки этого эпизода ушло два-три дня. Но было весело.

- Как в целом снимались экшен-сцены?
- То, что не надо было работать с настоящим реквизитом, – облегчение. Если у вас в руках реальные щупальцы, то вы ограничены в своих движениях. Если всё заточено под работу аниматоров, то ситуация другая. Они смотрят на результат и говорят: "Ну здорово, нам как-то надо заставить это работать". Плюс ты больше доверяешь режиссёру.

- Вы стали настоящей зве-здой экшен-фильмов. Как относитесь к своему амплуа?
- Вообще оно очень раздражает. Особенно ужасно сражаться с чем-то, чего ты не видишь на самом деле. В других фильмах – к примеру, "Мир Юрского периода" или "Стражи галактики" – мне приходилось убегать от невидимых монстров.

- Вы одновременно и продюсер фильма. Как вы себя ощущали?
- Это было здорово. Меня окружали потрясающие люди. Режиссёр Крис МакКей был максимально открыт в плане сотрудничества. Он собаку съел на постпродакшене. Так что чётко знал, что нам нужно.

"Нередко мы смотрим на родителей, как на божества, но понимаем, что они были просто детьми", Крис Пратт.