На прошлой неделе в Париже состоялась мировая премьера фильма "Миссия невыполнима: Последствия" - шестой части несгибаемой шпионской саги с Томом Крузом. Дата была подобрана идеально: в итоге торжества по поводу кино продолжились Днём взятия Бастилии, а тот увенчался победой французов на Чемпионате мира. Корреспондент Metro рассказывает о фильме и о том, насколько забавно устроена изнутри "красная дорожка" подобных премьер.

На самом деле новая "Миссия" стартует в мировом прокате только 26 июля - а в родной Америке и вовсе 27-го. И всем журналистам, кроме нескольких десятков репортёров со всего мира, побывавших на показе в Париже, до поры до времени запрещено про неё писать. Тогда зачем понадобилось собирать нас за целых две недели до премьеры?

Во-первых, потому что фильм получился очень хорошим. Когда кинокомпания уверена в результате своей работы, звёзд сажают в самолёт и несколько недель выставляют по всему миру на радость журналистам. В случае с фильмом "Миссия невыполнима" звёзд чрезвычайно много. Это не только Том Круз, но и известный по роли Супермена Генри Кавилл, чрезвычайно недооцененная актриса Мишель Монахан, сердцеедка из "Величайшего шоумена" Ребекка Фергюсон, комик Саймон Пегг, воительница из "Чёрной пантеры" Анджела Бассетт и англичанка Ванесса Кирби, которая обожает играть в театральных постановках Чехова. После Парижа это созвездие талантливых людей отправилось очаровывать другие стратегически важные рынки - Великобританию, Японию и Корею. Некоторые известные актеры, кажется, просто не поместились в их лайнер дружбы - например, постоянный пародист Дональда Трампа Алек Болдуин и ветеран "Криминального чтива" Винг Реймс.

Во-вторых, львиная доля действия фильма происходит в Париже - так что где, как не в столице Франции, ему было начинать свой путь к славе. Герой Саймона Пегга то и дело меняет неотличимые от настоящих лиц маски - и тем самым отдает дань уважения Фантомасу. Автомобильные погони сняты в стилистике "Французского связного" - культового американского фильма 1971-го года, который, как считается, привёз из Франции в Голливуд псевдодокументальную манеру съемки. А герой Тома Круза то и дело поворачивается к камере широкой спиной и печально шагает в направлении вечности - как Бельмондо в финале "Профессионала".

Выбор места действия определяет не только декорации (кого, в самом деле, сегодня удивишь в кино Эйфелевой башней?), но и стилистику фильма, В отличие от многих современных шпионских триллеров, "Миссия невыполнима" вдруг превращается в старомодную балладу о рыцарстве. Том Круз продолжает играть здесь свою любимую роль - последнего самурая, который будет незаметно жертвовать собой ради товарищей, молча спасать прекрасных женщин и упрямо отказываться от личного счастья во имя всеобщего блага. Франция (как бы ни спорили англичане) - родина рыцарства, поэтому в новой "Миссии" неожиданно много чувственных сцен. Не эротических - увы или к счастью - а именно чувственных. В кои-то веки в летнем блокбастере актёрам есть что играть: немые признания в любви, невысказанную боль расставаний, отчаяние после предательств. Впрочем, смешного в фильме ещё больше: Том Круз, как известно, не чужд самоиронии, поэтому оскароносный сценарист Кристофер МакКуорри (он же режиссёр) и напарники по площадке то и дело шутят над его супергеройством. И, конечно же, "Миссия невыполнима" не забывает о своём главном козыре - трюках на грани возможного. 56-летний Том Круз по-прежнему выполняет их самостоятельно - и когда нужно управлять вертолётом над заснеженными горами, и когда нужно драться сразу с двумя суперменами в туалете парижской дискотеки.

Почти все интервью о фильме, кажется, сводятся именно к обсуждению трюков - а ещё к разговорам о том, как красив на экране Париж и насколько Том Круз предан проекту: говорят, он контролировал каждую деталь на съёмочной площадке и даже забирался к режиссёру в монтажную комнату (а это такое же святое место, как постель!). Поэтому журналисты, выстроенные вдоль красной ковровой дорожки в ожидании звёзд, заметно нервничают. К репортёрам прикреплены организаторы, и каждый из них напоминает несчастную многодетную мать из советского мультсериала "Обезьянки". Ведь репортёры норовят разбежаться, потеряться или просто запаниковать на жаре. Их можно понять: рядом работает полсотни конкурентов со всего мира, и у каждого журналиста будет всего один - максимум два - шанса задать интересный вопрос. Репортёр из Италии - спортивный и красивый, как молодой Сталлоне - незаметно репетирует расстёгивание рубашки. Под ней скрывается майка Супермена - подарок для Генри Кавилла. Пуговицы капризничают, так что журналист решает встречать кумира в полураздетом виде. Смешливая девушка из Тайваня привезла с собой целую настольную игру. На огромной доске запечатлены шесть подвигов Тома Круза из шести разных фильмов. Актёр должен будет расставить их по мере убывания смертоносности. Репортёр из Латинской Америки собирается попросить каждую из звёзд произнести на португальском языке фразу "Солнце непременно взойдёт" - так называется его вечернее шоу. Ребекка Фергюсон едва не разобьёт ему сердце, спросив, как на португальском будет звучать фраза "Солнце обязательно сядет". Пока ошарашенный мужчина будет вспоминать родную речь, она мило улыбнется: "Шучу я. Солнце непременно взойдет".

Пять лет назад актер Саймон Пегг сыграл в фильме "Армагеддец" - истории о друзьях, которым нужно за один вечер пройти кучу баров и выпить в каждом по кружке пива. Впоследствии выяснилось, что во время съёмок британец лечился от депрессии и алкоголизма - а больше всех в реабилитации помог ему именно Том Круз. Кажется, и для Пегга, и для других звёзд работа на красной дорожке сродни тому самому приключению из "Армагеддеца": обязательных остановок напротив журналистов чересчур много, угощения (то есть вопросы) везде примерно одинаковые, так что к концу пути начинают заплетаться ноги и кружиться голова. "Я думал, мне нужно поговорить только с теми репортёрами, а потом поворачиваюсь - а вас тут еще двадцать человек!" - признается мне Саймон Пегг, но тут же включает свое профессиональное дружелюбие. "А, так вы из России? Простите за сюжет". Дело в том, что фильм начинается, по старой шпионской традиции, с пропажи трёх русских ядерных боеголовок. Я отшучиваюсь, что как раз приехал поискать в Париже эти бомбы - а то ещё вчера они болтались на "Авито", а теперь вдруг пропали. Пегг смеётся и начинает говорить про чемпионат по футболу в России: мол, ему не хотелось, чтобы англичане прошли в финал, потому что тогда он бы пропустил главный матч в жизни. Они и не прошли. За любезным Пеггом следует веселая хулиганка Ребекка Фергюсон - женщина-льдинка из "Снеговика", оперная дива из "Величайшего шоумена" и роковая красавица из "Девушки в поезде". Стоящие за оградой фанаты начинают что-то кричать, и она шутит надо мной: "Это твое имя выкрикивают? Хочешь, я пойду и дам им по попе?" Ещё как хочу! Дальше подходит высокая, как Эйфелева башня, Мишель Монахан. Её героиня - бывшая возлюбленная Итана Ханта, спрятавшаяся от своих чувств за тридевять земель: теперь она занята тем, что помогает беднякам в Индии. Интересуюсь, был ли у Монахан похожий опыт в жизни - студенческие обмены, волонтерство, благотворительность - и актриса улыбается, ведь до этого её два раза спросили про платье. Оказывается, Мишель недавно сделала пожертвование, и в далекой Уганде от её имени выкопали целый колодец. И теперь она надеется лично добраться до этой деревни - и попробовать из него воду. Последним мимо журналистов проходит, разумеется, Том Круз. Нам отводят время на один вопрос, и из ста заготовок я выбираю самую банальную: "Найдите особые слова для ваших фанатов из России". Ничего особого не находится, но Круз с теплом вспоминает, что впервые побывал у нас на рубеже восьмидесятых и девяностых ("когда это наконец разрешили"); отмечает, как сильно преобразились с тех пор города, и заверяет, что очень скучает. "И кстати, мы снимали четвёртую часть в Москве!" - в какой-то момент озаряет его. "Да, взорвали половину Красной площади", - напоминаю я. "Ну, простите за это", - вроде бы искренне смущается суперзвезда. "Ничего, не в первый и не в последний раз", - отшучивается делегация из России и улетает домой. А Круз остается, чтобы отпраздновать с французами День взятия Бастилии и прямо во время торжества дать на вершине Эйфелевой башни ещё одно интервью про свой фильм. Праздник у каждого свой.