В Москву приехал датский актёр Мадс Миккельсен, чтобы представить свой новый фильм "Затерянные во льдах", в котором он играет пилота Хаксли Овергарда, попадавшего в авиакатастрофу и оказавшегося посреди бесконечных снежных равнин Арктики. Корреспондент Metro поговорил со звездой о сложностях выживания в крае вечной мерзлоты и о человеческих слабостях.

Как вам зимняя Москва?
К сожалению, я почти ничего не успел увидеть – только Красная площадь и пара ресторанов. Остальное время работал. Надеюсь, вернусь сюда уже как турист.

Тогда давайте поговорим о кино. Наблюдать за вашими страданиями в "Затерянных во льдах" было просто невыносимо. Признайтесь, что всё было не так страшно, а за ближайшей горой стоял шикарный отель, где вы жили во время съёмок?  
(Смеётся.) Нет, за горами не было ничего. Всё, что происходит в кадре, было по-настоящему.  Конечно, мы снимали не в Арктике, а в Исландии, и цивилизация там есть, но не очень близко. А жили мы в домиках с минимальными удобствами рядом со съёмочной площадкой. Никаких отелей.

И дублёров у вас не было?   
Нет, везде снимался я сам. Иногда съёмка сцены шла полчаса, иногда два часа.

Как вы готовились к съёмкам? Может были тренировки на выносливость или консультации с опытными путешественниками или пилотами?
Никаких тренировок или консультаций не было. Мы набирались опыта в процессе. Ведь мой герой – не специалист по выживанию и не атлет. Поэтому передо мной не стояло задачи накачать себе огромные мышцы. Мы провели 3 недели в поисках локаций и за это время многому научились.

Холодно было?   
Очень холодно. В среднем температура держалась на уровне -15, порой доходило до -25. Иногда поднимался ветер, и это было просто ужасно. Только пару дней была плюсовая температура, и мы не могли поверить в это счастье.

Как вы это всё пережили? Обошлось без травм?   
Пережили с трудом. Каждый день я думал, что хуже уже быть не может, а на завтра становилось ещё тяжелее, потому что силы постепенно уходили. Я сильно похудел во время съёмок и в целом не очень хорошо себя чувствовал. Но для фильма эти ощущения сработали только в плюс, потому что герой испытывал то же самое. Серьёзных травм не было, только царапины и синяки.

С таким опытом за плечами сможете теперь выжить, если вдруг попадёте на необитаемый остров?   
Надеюсь, что да. Я выучил, что самое важное – не поддаваться панике. И нужно беречь энергию, не расходовать зря калории. Необходимо включить рациональность, выработать систему правил, которая позволит продержаться как можно дольше без подкрепления.

В реальной жизни вы когда-нибудь попадали в смертельно опасную ситуацию?
Слава богу, нет. Если, конечно, полёты на самолёте не считаются. (Смеётся.)

У вас очень разноплановая фильмография. Как думаете, почему многие режиссёры видят в вас злодеев и плохих парней? Разделяете их видение, что в вас есть что-то дьявольское?   
Думаю, у всех есть что-то от дьявола. Это естественно. Ведь ровно через пять минут после того, как появился Бог, родился и Сатана. И мы, люди, состоим одновременно из божественного и дьявольского, это как две стороны одной монеты. Я надеюсь, что режиссёры зовут меня, потому что я могу даже злодею придать человеческие черты. Я вообще не делю своих персонажей на хороших и плохих и никогда не играю злодея, который считает себя злодеем. Они все уверены, что совершают правильные дела, хотя это и далеко от реальности.

Можете назвать самых любимых персонажей, вами сыгранных?
Я обычно отказываюсь отвечать на такие вопросы. Потому что, знаете, назовёшь один фильм, так уже завтра мне звонит режиссёр другого фильма, ну, и понимаете... (Смеётся.) Я вам скажу, что мне нравится моя работа в "Дилере" и "Дилере 2", где я играю сумасшедшего полицейского, в картине "После свадьбы" у меня очень интересная роль. Ну и, конечно, я люблю "Ганнибала".

Возможно, у меня ошибочное мнение, что современное скандинавское кино, особенно авторское, полно жутких историй о психопатах и серийных убийцах, которыми оказываются с виду добропорядочные граждане. Насколько это отражение действительности?
Думаю, что число психопатов примерно одинаковое во всём мире. Около 5–10 процентов населения имеют отклонения в психике. Не все, конечно, становятся убийцами, но кто знает, что у них в головах. И про это интересно снимать. В России, кстати, тоже полно психопатов. (Смеётся.)