Metro поговорило с исполнительницей главной роли в фильме "Айка", казахской актрисой Самал Еслямовой, которая за эту работу была удостоена приза за "Лучшую женскую роль" на 71-м Каннском кинофестивале

В самом начале фильма ваша героиня оставляет в роддоме новорожденного ребёнка. Когда вы впервые читали сценарий, вас её поступок не напугал? Вы смогли как-то оправдать Айку для себя?
- Конечно, я её оправдала. Айкой ведь двигало острое чувство нужды, а этот ребёнок, зачатый не по её воле, оказался совсем некстати. Она понимала, что младенцу будет гораздо безопаснее в роддоме, чем в коморке с толпой мигрантов.
 
Мы мало знаем о повседневной жизни гастарбайтеров. Где вы подсмотрели их быт?

- Мы с режиссёром Сергеем Дворцевым очень много беседовали с мигрантами – в основном, с женщинами, которые снимались в нашей картине в массовых сценах. Они не только описывали свой быт в Москве, но рассказывали о том, как сильно скучают по своим детям. Как радуются детишки, когда их мамы возвращаются на родину. Некоторые признавались, что вынуждены уезжать из дома рано утром, пока дети спят – чтобы не видеть их слёз… Слушать эти истории, конечно, очень сложно.
 
Айка постоянно испытывает физическую боль и усталость. Каково было это играть? Вы как-то рассказали, что в кадр вам необходимо было входить уставшей.
- Чтобы достоверно сыграть физическую усталость, мне приходилось хорошенько попотеть. Но при этом важно было оставить силы для точного исполнения роли. Все движения моей героини, которые вы видите на экране, тщательно отрепетированы. Я не могла импровизировать, потому что мои природа и физическое состояние совершенно не совпадают с тем, что чувствовала Айка.
 
И как же вы добивались нужного эффекта?
- С помощью физической нагрузки. Было не по себе, когда я бегала, прыгала, а в то же время другие актеры сидели и смотрели на меня. Периодически подходил режиссёр, чтобы проверить, как я себя чувствую. Мне важно было не перестараться. И если я сильно уставала, Сергей говорил: "Всё, глаза опали. Это уже не то, иди поспи немного". Кстати, тренировками дело не ограничивалось. Потом мне на лицо наносили капельки глицерина, чтобы оно казалось потным, а пряди волос смачивали водой.
 
Как вам далась сцена, где Айка быстро и качественно разделывает в подпольном цеху кур? Долго этому учились?
- Этот эпизод мы снимали давно, еще в 2015 году. К нам на "мастер-класс" приехали две женщины из Кабардино-Балкарии, которые разделывают кур профессионально. Мне их уроки дались не так-то просто: я терпеть не могу запах курицы. Но назад дороги не было. Если вместо меня играл дублёр, это выглядело бы уже не так правдиво. А мне хотелось, чтобы все было на высшем уровне. К счастью, съёмки этого эпизода прошли хорошо и очень атмосферно. Женщины, что нас учили, много шутили и смеялись, и я не обращала внимания на "аромат".
 
Съемки картины шли шесть лет. Каково было возвращаться к такой сложной роли раз за разом?
- Когда ты по-настоящему любишь свою профессию, тебе нравится роль, и есть большое желание сделать действительно хорошее кино, многие сложности с лёгкостью преодолеваются или не замечаются вовсе.
 
Ваша Айка чувствует себя безумно одинокой в Москве. Вы, как и она, тоже в своё время приехали в столицу – учиться в ГИТИСе. Не возникало ли у вас похожее чувство?

- Никогда! В студенческие годы у меня быстро появились друзья, с которыми я прекрасно общаюсь и по сей день. В апреле из-за подготовки к Каннам я пропустила свадьбу лучшего друга. Он поначалу на меня сильно обиделся. Но когда узнал, что я получила Пальмовую ветвь, простил.
 
У вас немного работ в кино, но вам уже покорился Каннский кинофестиваль. Многие актеры стремятся к этому всю карьеру, а у вас все так быстро получилось…
- Ну, если это можно назвать быстро! (Смеётся) Я закончила театральный в 2011 году. Но я хочу и дальше так работать. Для меня важнее не играть в одной картине за другой, как на конвейере, а иметь возможность и время сосредоточиться на роли. Многие мои коллеги утверждают, что могут успешно совмещать съёмки в кино и работу в театре. Но лично мне важнее сконцентрироваться на одной роли и сделать ее хорошо.
 
Что вы чувствовали, когда получали награду?
- Перед Каннами я не практически не спала месяц, и мой организм включил защиту. На сцене я все прекрасно понимала, но не могла реагировать эмоционально. Что я буду говорить в случае победы, я знала заранее. Я просто хотела поблагодарить режиссёра за огромное доверие. А ещё помню, как после показа нашей картины ко мне подошла Кейт Бланшетт (она была председателем жюри Каннского фестиваля. – Прим. ред.). Обняла, как старшие сёстры обнимают младших в детстве, а затем, ничего не сказав, ушла.
 
Не расстроились, что "Айка" в итоге не попала в список финалистов "Оскара"?

- Когда мы попали в расширенный список, мне все начали звонить и поздравлять. Помню, говорили: "Ну вот, "Оскар". Совсем другое дело!" Потом случился шорт-лист, и опять поздравления... Но я почему-то очень спокойно относилась ко всему - вплоть до поездки в США. Конечно, на показах там волнение появилось. К счастью, зрителям наша картина очень нравилась. И я задумалась, а вдруг и правда пройдём дальше. Хотелось, конечно, чтобы "Айка" была признана, потому что на мой взгляд фильм получился классный. Он не только сделан с большой любовью, но и большим трудом всей съёмочной группы. Но не получилось – так бывает. Сильно по этому поводу мы не расстроились.