26 марта в столичном Crocus City Hall финская группа Apocalyptica отметит 20-летний юбилей выхода первого альбома Apocalyptica Plays Metallica By Four Cellos. Незадолго до выступления лидер коллектива Эйкка Топпинен рассказал репортёру Metro, как зарабатывает группа, чем ему не нравится мир социальных сетей, и предположил, почему популярен хип-хоп

Заявлено, что на концертах этого тура вы играете только песни Metallica. Это так?
Да, только Metallica. Концерт будет разделён на две части: во время первой мы играем целиком первый альбом, даже тот же порядок песен будет. Во второй части к нам присоединится ударник Микко (Сирен – Прим. ред.) и мы ещё сыграем Metallic’у.

Остаётся ли Apocalyptica Plays Metallica By Four Cellos самым успешным из ваших альбомов?
Сложно сравнивать, времена меняются. Если оценивать с коммерческой точки зрения, то самым успешным был альбом Worlds Collide.

А на концертах люди живее реагируют на кавера Metallicа?
Да не. Это, кстати, очень хорошо заметно во время нынешнего тура. Мне показалось, что 80% публики не знает песни Metallica. Наверное, это связано с тем, что мы играем в залах для академической музыки. У посетителей, видимо, есть сезонные билеты и они интересуются: "Что это за виолончелисты приехали", а на концерте понимают, что не знают слов песен Metallica.


Досье

Эйкка Топпинен
Возраст: 42 года
Родился: Хельсинки (Финляндия)
Семейное положение: женат на актрисе Кирси Улийоки, воспитывает двоих сыновей


Неужели есть люди, которые не знают их песен?
(Смеется) Да их полно! В Латинской Америке по ним с ума сходят, в Европе – чуть меньше. Везде по-разному.

Помнишь ли ты момент, когда понял Apocalyptica – это не шуточный проект, и из неё может вырасти стоящая группа?
Вообще-то для меня это никогда не было шуткой. Мы, конечно, вкладывали юмор, но я всегда серьёзно относился к металу. С тем, что любишь, обычно не шутишь.
Но если выбирать какой-то момент, то, я думаю, это время альбома Cult, когда мы начали писать свою музыку. Получилось нечто, чего никто раньше не делал. И я подумал, что у нас что-то выгорит.

Куда Apocalyptica идёт сейчас?
Apocalyptica всегда меняется, ищет что-то новое.
Альбом Shadowmaker был экспериментом – я хотел посмотреть, насколько далеко мы сможем зайти. Кем мы будем без каверов, коллабораций с громкими артистами, с одним вокалистом.
В последнее время (в туре – Прим. Ред.) мы лишь играем каверы Metallica, и во мне уже созрела необходимость сочинить что-то своё. Пока, конечно, рано говорить, каким будет наш следующий альбом, мы только набрасываем идеи. Но без сомнения, инструментальная музыка будет основой пластинки. Может, она даже будет целиком инструментальной. Однако надо будет выпустить синглы с вокалом, мы ведь в мире Spotify живём...

"Apocalyptica всегда меняется, ищет что-то новое".
Эйкка Топпинен, фронтмен группы Apocalyptica

Это для вас проблема?
Не то, чтобы проблема, просто несколько меняется подход. Раньше всё было понятно – вкладываемся в запись альбома, студию, продюсера. А сейчас что с этого альбома? Ну, продашь 30 000 копий. Даже бюджет записи не окупишь. Да и просто это никому не нужно – в он-лайне альбом целиком мало кто слушает.
Но я не жалуюсь. У нас появилось и много возможностей – никакие рекорд-компании не нужны. Но реальность такова, что много денег с музыки не поимеешь (смеется).
Информации сейчас так много, что и отследить всё не успеваешь. Я, например, даже без понятия, что там мои любимые группы выпускали в последнее время.

А что насчёт концертов? Они деньги приносят?
Да за счёт них только и живём теперь. Играть-играть-играть! Тяжело, но весело.
Что мне ещё не нравится – иллюзия того, что мы живём в мире, где вольны выбирать нужную информацию. Это вовсе не так! В мире есть медиа-корпорации, которые пичкают нас нужной им информацией. Так, что всё остальное пропадает и сложно выискать что-то стоящее.
Так и в музыкальной индустрии. Где старые добрые музыкальные издания? Нету больше. Кто сейчас пишет рецензии? Есть ли у него компетенция? Всё анонимно через Интернет.

А мне кажется, наоборот многое стало удобнее. Например, есть у группы тот же Instagram-аккаунт. Через него до фанатов можно донести всё, что угодно!
Это да, здорово. Так можно информировать фан-базу. И да, искать новую публику.
Но! В каждом грёбаном посте, когда мы пишем вещи типа "Спасибо, Копенгаген!", появляются комментарии "Почему вы не выступаете в Швеции?" Да блин, мы на прошлой неделе там играли! Заранее всех информируем, нас фолловят, но всё равно находятся те, кто пропускает нужную информацию! Сумасшествие! (Смеётся)

Считается, что в Финляндии есть особый феномен – все сдвинуты по тяжеляку. У тебя есть объяснение этому?
Одним из этих объяснений может быть то, какую музыку (речь идёт об эстрадной музыке – Прим. Ред) слушали наши родители в Финляндии и, кстати, в России тоже. Такая жалкая и печальная! Такая, что (начинает показывать, будто режет вены и душит себя, смеется). Возможно, увлечение тяжёлой музыкой идёт оттуда.
Другое объяснение. Тяжёлая музыка – отличный способ выразить свои эмоции. Мы, финны, очень скромный и тихий народ. Мы очень закрыты. Пока не выпьем. И даже сами метал-музыканты очень скромные люди, пока не выйдут на сцену. Так что это очень подходит нашей ментальности.

Недавно я делал интервью с другими финнами – из группы The Rasmus. Они рассказали, что у вас (как и у нас) – сумасшедший взрыв популярности рэпа. Так?
Ага.

А это ты можешь объяснить?
В музыке должна появляться новая кровь. Особенно в подростковой. Было бы ужасно, если тинейджеры слушали то, что слушал я (хотя я музыку тинейджеров слушаю с удовольствием).
Мне казалось, что этот хип-хоп-бум пройдёт очень быстро. Этого не случилось и я расстроился (смеется). В каждом жанре есть великие выдумщики и дерьмовые последователи. Так было и в метале десять лет назад в Финляндии. Он стал мейнстримом, что для него особенно опасно. По правде говоря, большая часть метала – та ещё дрянь. Ровно то же самое происходит с хип-хопом. Мне не терпится узнать, что будет дальше. Вернётся транс (смеется)!

Ага, Гоа-транс.
Или снова вернётся рок и метал. Было бы круто! Хотя не думаю, что эти жанры  станут также популярны, как в 1980-х.

Почему нет?
Должна же быть какая-то эволюция. Будет что-то новое.

Кстати, многие жалуются на то, что сама рок-музыка не порождает какой-то новой формы...
Да, это проблема.

Раньше появлялись дэт-метал, блэк и так далее. А сейчас что? Инди?
Именно! И молодые парни, которые сейчас играют, имитируют старые стили и группы. Ты всё правильно говоришь, уникальности нет. Не интересно.
Думаю, среди последних интересных групп были Gojira, Ghost (правда, я их считаю поп-группой). Кто ещё? Slipknot, System of a Down, Rammstein. Но ведь с их появления уже лет 20 прошло!

Причём последних считали ерундой для тинейджеров.
Точно!  А сейчас что популярно? Avenged Sevenfold, Disturbed, Five Finger Death Punch... Что это за дерьмо? Ничего нового! Уже десять лет я только разочаровываюсь в жанре. Радует только Gojira и финская группа Stamina.

Многим ещё нравится Kvelertak. Знаешь их?
Да, но пока глубоко не вник в их музыку.

Так что, совсем конец рок-музыке?
Если кто-то хочет стать популярным, должен прислушиваться к слушателю.
К сожалению, в нашем мире всем друг на друга наплевать. Может потому и лезет эта хип-хоп дрянь "мои яйца больше твоих", "у меня до хрена денег, а у тебя нет".  Вот что нравится людям сейчас. Грустно, но что есть, то есть.

Apocalyptica – пожалуй, та группа, которая больше, чем кто-либо другой записывался с другими музыкантами. Причём из высшего эшелона. Кого бы вы выдели больше всего?
Один человек стоит для меня особняком. Это Макс Кавалера.

О, я его фанат!
Он совершенно исключительный персонаж.
Удивительно, что он делает, и как он это делает. В скольких группах он участвовал. Сколько он играл концертов. И он всегда великолепен.

И альбомы всегда очень разноплановые!
Всегда, да! А ещё он носитель олд-скульного панк-рок духа. Всегда наплевать, ставят ли его музыку по радио, продаются ли альбомы. Он просто делает, что хочет. Его страсть к музыке не угаснет никогда.

У тебя есть музыкальное образование. В метале оно важно?
Да совершенно не важно! Я просто доверяюсь своей интуиции. Да я и не учил толком музыкальную теорию,
У многих в мире метал-музыки образования вообще нет. Понятия не имеют, что играют.

И Макс Кавалера – отличный пример!
Именно!