В основу картины легли более 20 интервью, записывавшихся на протяжении трёх лет в доме Линча. В ленте рассказывается, как он пришёл к кино. История заканчивается на его первом полнометражном фильме "Голова-ластик". Газета Metro посмотрела картину и выписала самые интересные монологи.

О тяге к искусству
"С ранних лет я всё время что-то рисовал. Моя мама приняла самое правильное решение: она никогда не давала мне раскраски. Они бы убили во мне творчество, а так, я рисовал то, что хотел. Помню, как-то друг мне сказал, что его отец – художник. И с этой секунды я хотел заниматься только этим".  

О родителях
"Они никогда не ругались. Всегда выглядели счастливыми. Моя мама часто говорила мне, что я разочаровываю её. Я занимался не тем, что она хотела, особенно в первый год старших классов в школе. Я жил двумя разными жизнями: дома и в школе. Мне всегда казалось, что она видела во мне нечто очень хорошее – некие большие способности".    

О школе
"В школе я никогда не учился, не делал там ничего. Я её ненавидел. Всё самое важное происходило за её стенами. Меня больше интересовали отношения с людьми, танцы и сны".

О ссоре с отцом
"Я много времени проводил в мастерской. Как-то я позвонил папе и сказал, что задержусь там после 11.  Отец ответил: "Ты больше не член семьи". Это был удар для меня. Мой друг по мастерской Бушнелл набрал отцу и сказал: "Не хочу лезть в ваши дела, но вам стоит знать, что Дэвид приходит сюда каждый день и действительно рисует. Он не слоняется без дела. Я был бы рад, если бы у моего сына было дело, котором бы он так увлекался. После этого я мог оставаться в мастерской в любое время".

О непонимании
"Когда я жил в Филадельфии, ко мне приехал в гости отец. Я отвёл папу в подвал – хотел показать ему мои эксперименты. Мне нравилось наблюдать за разными стадиями гниения фруктов или как разлагается птица, мне было интересно, что будет с мышью в пластмассовой банке. Я повернулся к отцу и увидел, что он смотрит на меня с болью. Он окинул всё это богатство взглядом и сказал: "Я думаю, что тебе нельзя заводить детей". Он принял мои эксперименты за нечто дьявольское. Подумал, что у меня не всё в порядке с головой. Ирония в том, что в это самое время моя девушка Пегги была беременна, но этого ещё никто не знал".

О женитьбе
"После свадьбы я думал, что моя жизнь кончена. На самом деле это лучшее, что могло со мной случиться. Это сдвинуло меня с мёртвой точки".

О соединении живописи и кино
"Однажды я нарисовал, как зелёные листья выступают из черноты. Я откинулся назад, и мне показалось, что я услышал ветер с картины и увидел, как зелень начала двигаться. И я подумал: "О, движущаяся живопись, только со звуком".

О самом важном решении
"Я работал печатником, чтобы содержать семью. Но мысль о кино не покидала меня, и я подал заявку на грант для независимых режиссёров в Американский институт киноискусства. Я думал, что у меня ничего не получится. Но я выиграл. Это изменило всю мою жизнь. Приехали брат с отцом и начали уговаривать бросить кино: "Найди работу, ведь у тебя ребёнок, а с кино у тебя ничего не получится, ты только теряешь время". Я не мог поверить их словам, начал плакать, но я понимал, что я не могу отказаться".