Metro поговорило с исполнителем роли Красного Стража, Дэвидом Харбором, про индивидуальность русских людей, отцовскую любовь и неудобные костюмы

- Вы играете советского шпиона и очень крутого парня. По-вашему, в чём его самые сильные и слабые стороны?
- Красный страж был создан во время холодной войны с США, и он был ответом Советского Союза Капитану Америка. У него нет сверхспособностей, но всё равно он очень сильный физически парень, потрясающий атлет. При этом он невероятный нарцисс и часто не замечает, что рядом с ним есть ещё и другие люди. Его непомерное эго часто разрушает его отношения с близкими. Это его слабость, конечно.

- Можно его назвать типичным русским человеком в вашем представлении?
- (Смеётся.) Не уверен, у меня не так много опыта общения с русскими. Я знаю про вас больше по литературе. Я читал Достоевского, Гоголя, Булгакова, Чехова. И из потрясающих книг этих авторов я вынес, что у русских очень большое сердце, что они очень эмоциональные, обладают яркой индивидуальностью и могут быть целеустремлёнными в достижении своей мечты.

- Вы в кадре ругаетесь по-русски. Много русских слов выучили за время съёмок? Если вдруг будете в Москве и столкнётесь с хулиганами, сможете с ними изъясниться?
- Нет, я просто заучил свои реплики. Но это было 2 года назад, и я уже ничего не помню. Я хочу приехать в Москву и к приезду точно что-то выучу, чтобы быть готовым и к хулиганам. (Смеётся.)

- Были ли сцены в фильме, сниматься в которых было по-настоящему страшно?
- В фильме очень много трюковых сцен. Конечно, самые опасные моменты выполняли каскадёры, они  бесстрашные люди. Всё было организовано максимально безопасно, но всё равно, например, девушка-дублёр Скарлетт Йохансон сломала лодыжку во время падения из окна. У меня была сложная сцена боя с Таскмастером. Внутри костюма робота находился парень, который дрался как ниндзя – очень быстро двигался, и мне было сложно отражать его удары. Если честно, я старался, чтобы мне доставалось трюков по минимуму, а каскадёрам – по максимуму. (Смеётся.)

- Знаете, мне очень понравилась сцена, в которой ваш герой рассказывает дочке историю из детства, когда его отец не дал ему обморозить руки и сделал это весьма нестандартным способом. Есть ли у вас воспоминания из детства с забавными проявлениями отцовской любви?
- Думаю, да. Я помню, как папа вечерами возил меня на машине по кварталу, потому что я только так мог заснуть – сидя на заднем сиденье. Иногда по часу наматывал круги. И ещё помню одну забавную вещь. У меня был велосипед со счётчиком, который отображал количество наезженных километров. И у нас с другом было состязание – кто больше проедет. Я явно проигрывал, так папа однажды всю ночь сидел в гараже и руками крутил колесо велосипеда, чтобы накрутить мне километраж. Я выиграл. (Смеётся.)

- Это очень трогательно! Мой последний вопрос будет серьёзным. Какой костюм удобнее – Хеллбоя или Красного Стража?
- О боже, конечно Красного Стража! Даже думать не надо! (Смеётся.) Для Хеллбоя мне приходилось столько гримироваться, что-то приклеивать, подкладывать, это было очень сложно. Красный страж выглядит так, как будто он давно не спал, сто лет не брился, питается одними пончиками, поэтому с трудом влезает в свой обтягивающий костюм. Мне очень понравилось его изображать! (Смеётся.)

"Красный Страж выглядит так, как будто он давно не спал, сто лет не брился, питается одними пончиками. Мне понравилось его изображать", - Дэвид Харбор, актёр