14 июня в российских кинотеатрах появится мультфильм "Суперсемейка 2". Metro расспросило режиссёра Брэда Бёрда об особенностях анимационного сиквела.

Первая "Суперсемейка" вышла 14 лет назад, когда супергероев в кино было не так много. Сегодня удивлять зрителей, наверное, уже сложнее. Почему так долго тянули с созданием продолжения?
Да, вы правы, в то время было по сути всего лишь две истории с супергероями: “Люди Икс” и “Человек-паук”. Но дело в том, что мы никогда не сравнивали свой фильм с ними. Когда у нас только возникла идея проекта, я пошел в магазин комиксов за вдохновением. И очень быстро я понял, что все мало-мальски интересные сверхспособности уже заняты. Тогда я осознал, что на самом деле мне интереснее рассматривать не отдельных супергероев, а семью, как источник суперсилы. Мужья должны быть сильными, поэтому я сделал Боба обладателем невероятной мощи. Мамы обычно контролируют всё в семье, и я придумал супермаму Эластику. Подростки часто испытывают неуверенность, но при этом они бунтари – поэтому наша Фиалка может становиться невидимой. 10-летние мальчишки – это заряд энергии, и Шастик умеет развивать фантастическую скорость. В семье есть еще младенец, который пока сам не понимает, на что он способен. Только в конце мультфильма аудитория узнает, что у него целый набор разнообразных суперспособностей, и его потенциал – огромен. Я наградил каждого героя силой, соответствующей их положению в семье – в этом заключен наш концепт. Конечно, у нас не было плана ждать 14 лет для создания второй части – просто так случилось, я был занят на других проектах. Я благодарен студии Pixar и Джону Лассетеру за возможность снять продолжение, когда мы были к этому готовы.

В "Суперсемейке 2" Эластика – настоящая героиня, в то время, как её муж сидит дома и нянчится с детьми. Почему вы решили так поступить с персонажами?
На самом деле идея поиграть с характерами в таком ключе у нас была еще при создании первого мультфильма. Боб уверен, что он номер один, что лучше его нет. Он немного похож на моего отца, который уверен, что он всегда прав. Так и Боб – он просто не может поверить, что кто-то в чём-то может его обойти. И мне было интересно посмотреть на его реакцию, когда на миссию отправляют не его, а другого супергероя, и этим другим супергероем является его жена. При этом я думаю, что быть родителем – это очень трудная работа, непредсказуемо сложная. Многие люди до того, как завести детей, считают, что это очень легко. Я сам был такой же, думал: "Да что там такого? Поиграл, понянчился, поменял грязный подгузник и все”. Но на самом деле всё намного сложнее. И мне показалось интересной идеей показать родителей, как супергероев.

Можно ли сказать, что в какой-то степени вы поддержали феминистическую волну в кино таким образом?
Работа над фильмом занимает много времени. Если ты будешь реагировать на то, что происходит сейчас в мире, то, когда выпустишь свой фильм – через два года – тема уже устареет. Меня всегда занимают вечные проблемы. Мужчины управляют миром тысячи лет, и показать мужчину, который вдруг оказывается на втором плане – это не такой уже новый приём.

Большинство ваших история происходят в 1960-х, когда вы были ребенком. Вам легче говорить об этом времени, оно вам ближе?
Я не думаю, что есть какие-то глубокие причины, почему действия моих фильмов происходят в 1960-х. Мне кажется, все любят время, когда они были детьми. В “Суперсемейке” есть всё, что я обожал в детстве – приключения, фильмы о шпионах. В детстве мы не размышляем, как было бы здорово отправиться на Луну, мы на самом деле туда отправляемся. Я помню свои ощущения, когда во время Супербоула в 1967 году на футбольное поле приземлился парень с реактивным ранцем за спиной. Мы думали, что вырастем, и у нас тоже будут реактивные ранцы, и мы будем летать, как безумные. Не всё, конечно, сбылось, но сегодня мы носим в карманах супермощные компьютеры, так что будущее всё же пришло. И, конечно, в "Суперсемейке 2" своё отражение нашли и мои воспоминания о родных – маме, папе и трёх старших сестрах, и мои отношения с женой и тремя сыновьями.

Вы использовали при работе над фильмом новые технологии? Если да, то какие именно и что они позволили привнести в кино?
Дело в том, что CGI анимация – это молодая, но уже не новая технология, которая успела сильно измениться за последние 10-15 лет. Когда Pixar только начинал делать CGI мультфильмы, мы носились с каждым достижением. Например, нам нужно было нарисовать мех у героев в "Корпорации монстров", и мы были в восторге, когда это удалось: "У нас получился мех! Мы нарисовали мех!" Потом мы делали "В поисках Немо" и радовались: "Рыбы, рыбы, у нас рыбы!" В случае с "Суперсемейкой 2" мы пытались добиться прогресса в проработке деталей. У нас были сложности с волосами Фиалки, не получалось, чтобы они развевались. Художники сказали, что это невозможно и предложили: "Давайте сделаем ей короткую стрижку". Я закричал: "Неет! У Фиалки не может быть коротких волос – она должна их убирать с лица и прятать за уши". Художники ответили: "Ок, все сделаем". И спустя уикенд эти гении поменяли местами какие-то пиксели, и внезапно всё получилось. Во время работы над "Суперсемейкой 2" мы постоянно экспериментировали.