Когда я представилась, Арми Хаммер воскликнул: "О, газета Metro, у нас тоже такая есть!"

Читаете?   
Честно говоря, нет, я из тех, кто ездит на машине, а не на метро. Ладно-ладно, признаюсь, я вообще не читаю газет... Я активный потребитель интернет-новостей.

А вы из тех кто забивает своё имя в поисковике Google и читает новости про себя?   
Бывает. (Закрывает лицо руками). Но всегда жалею о содеянном – это приводит к катастрофическим результатам.

Например?
Ну что вы! Ради бога, не притворяйтесь, вы и так знаете, о каких запросах идёт речь. Чего я не знаю, так это – где они всё это берут. Мне сразу хочется закрыть ссылку и больше никогда не связываться с этим. Каждый раз обещаю себе: Арми, больше никогда не гугли.

Не получается?
Раз за разом наступаю на одни и те же грабли. Слушайте, но я обычный человек, у меня есть свои слабости, одна из них – любопытство. Интересно же, что люди пишут про меня. Интернет – свободная среда: народ пишет там всё, что хочет.

Вам интересно узнать, какой один из самых популярных запросов в Рунете?
Нет! (С сомнением в голосе.) Это нечестно! Вы же знаете, что я хочу знать! Или не хочу?..

Успокойтесь: люди спрашивают у Google ваш рост.
О, какие интеллигентные у меня поклонники в России! 196 см.

Ещё один популярный запрос, как вы говорите по-русски... Мне вот интересно, когда вы имитируете русский акцент, чей образ у вас всплывает в голове?
Я бы хотел сказать, что Дольф Лундгрен – источник моего вдохновения, но не буду. (Смеётся.) Честно говоря, я не знаю, это происходит само собой. Россия всегда была на задворках моего сознания. Так что для меня ничего не стоит изобразить русский акцент. И я прекрасно понимаю, где проходит эта грань между русским акцентом и американской версией русского акцента: "Бóрис! Наташа`!" (Пародирует.)

И последний – связан с фильмом "Социальная сеть" Дэвида Финчера. Люди не верят, что вы играли близнецов.
Я сам не верю! Знаете, это было двойное удовольствие. Я создавал сразу два образа. Такое редко удаётся.

По поводу дурацких вопросов. Ваша жена журналист, она вам подсказывает, как выходить из неловких ситуаций во время интервью?
Нет... Хотя она иногда предупреждает меня о том, какие неудобные вопросы могут всплыть в разговоре с журналистами, рассказывает обо всяких уловках, на которые идут репортёры в беседах. Она часто инструктирует меня: не упоминай вот этого, следи, чтобы тебя не завели в эту сторону...

И каково это, когда жена говорит тебе, что делать? Слушаетесь?
О, да! Она у меня очень умная! Я не спорю с умными людьми, всегда прислушиваюсь к её советам.  

Я смотрела "Перестрелку" в Техасе на фестивале South By Southwest. Мне очень понравилось, как вы с режиссёром Беном Уитли отвечали на вопросы зрителей после показа. Это было просто какое-то упражнение в остроумии.
О, это отличное определение для съёмок с Уитли! Было ощущение, что на площадке собрались самые ироничные люди в мире и их заперли на складе. Если на экране были настоящие перестрелки, то за кадром – словесные баталии. А после съёмок мы шли в местный паб, пили пиво и по инерции продолжали подтрунивать друг над другом. Ближе к полуночи мы расходились, а в 6:30 утра следующего дня всё по новой.   

Большую часть фильма вы валяетесь в грязи... Не каждый режиссёр может такое предложить.
Это правда! Никому не нравится валяться в грязи, но нам приходилось это делать. Но ладно я, вот бедняга Ноа Тейлор, который неделю провёл под машиной! И я сейчас не шучу! Он сам предложил во время одной из сцен: "Было бы забавно, если бы я ушёл с линии огня, спрятавшись под авто". В общем, Ноа стал заложником ситуации. И он сам не мог оттуда выбраться.

Мартин Скорсезе указан как исполнительный продюсер проекта, он хоть раз появился на съёмочной площадке?
Нет. Вроде бы они с Беном что-то делали уже после того, как материал был отснят. Я слышал, что он участвовал в дистрибуции, а, может, даже и в монтаже, но не уверен. Знаю, что Бен показывал ему фильм, реакция Скорсезе была такова: "Это очень смешно!"

Читайте также:
Арми Хаммер: Играть русского – честь для меня!
Арми Хаммер приехал в Москву с супругой