В кинотеатрах вышла картина "Амбивалентность" о двух друзьях, студентах-психиатрах, один из которых закрутил страстный роман с матерью второго. Metro поговорило с режиссёром фильма Антоном Бильжо о любви, безумии и эротических сценах.

Я лично восприняла "Амбивалентность", как историю внезапно возникшего безумия, разрушившего жизни нескольких человек

Вопрос только в том, что такое безумие и что такое норма. Где проходит граница? И существует ли сегодня понятие нормы? Я бы сказал, что главная проблема героев – они оказываются каждый наедине со своими переживаниями. Они не могут объясниться, проговорить, что их волнует. Эта невозможность общения, закрытость в собственной скорлупе ведёт к тому, что непонимание между ними растёт, как снежный ком.  

Многие семьи, отношения рвутся, потому что люди не умеют делиться переживаниями. Как научиться обсуждать свои проблемы?
С близкими говорить сложнее всего. Потому что многое очень связывает, потому что иногда сам не понимаешь, что происходит, не знаешь, как найти правильные слова. Да и не всегда можно словами всё выразить. Наверное, единственный способ – это желание поставить себя на место другого. Выйти из своей оболочки, своей драмы и посмотреть на неё глазами другого человека.  

Можно сказать, что в каждом из нас живет безумец, и нужен лишь повод, чтобы он вышел наружу?

Так и есть. Но сходить с ума можно по-разному. Можно это делать активно, впадать в истерики, беситься, а можно тихо и незаметно. Думаю, что сохранять рассудок в любой ситуации – это большое достоинство. Безумию надо сопротивляться.

Роман между Петром и матерью лучшего друга – это любовь или безумие?

Любовь может родиться из страсти, из умопомрачения, когда человек готов к этому. Екатерина Сергеевна живёт в мечтах, фантазиях, в ней есть детское ожидание любви – что она вдруг может оказаться внутри красивой сказочной истории. А Петя – человек-мечущийся, ищущий. Он всё разрушает в своей жизни, чтобы родилось что-то новое. И между этими людьми возникает что-то похожее на любовь.

На мой взгляд, актёрские работы получились прекрасные. Особенно меня поразила Ольга Цирцен, сыгравшая главную героиню – её смелость, откровенность.

Я тоже был поражён, потому что она непрофессиональная актриса, до этого много лет назад снималась всего в паре картин. Ольга – продюсер фильма, она нашла этот сценарий и предложила его мне. Очевидно, её так сильно зацепила эта история, что она захотела сыграть в ней. После нашего первого разговора я понял, что она сможет это сделать и что она горит. На моё счастье, она оказалась очень слушающим, чутким человеком, который чувствует режиссёра. Мне кажется, она хорошо справилась.

Её партнёры тоже практически дебютанты?

Для Данилы Стеклова, сыгравшего Петю, это первая главная роль. Я его заметил в фильме "Близкие". Он там играет отрицательного персонажа, но за этой отрицательностью была видна детская наивность. Мне понравилось это сочетание в образе Пети. А Егор Морозов (исполнитель роли Стаса – прим. ред) проходил на общий кастинг, и меня убедил тем, как он тонко и точно передаёт нюансы состояний героя. Мне кажется, это очень сложный персонаж, который проживает очень много, но при этом он интроверт.

Это была ваша идея задействовать в фильме отца? Он выступал только как актёр или вы его привлекли и как консультанта, дипломированного психиатра?

У папы на самом деле уже целая коллекция ролей врачей в кино. Конечно, снимая фильм про психиатров, я не мог его не пригласить. Он нас консультировал по поводу сценария и посоветовал коллег, с которыми я общался. Я посещал психиатрические лечебницы, в которых они работают, смотрел, как там всё устроено. Кстати в кадре отец произносит фразу от своего лица – это его профессиональное мнение по теме нормы в психиатрии.

Наверное, самыми яркими вышли эротические сцены. Сложно было их снимать?

Это были самые сложные сцены. Психологически сложно снимать эротику. С другой стороны, это очень интересно, потому что актёры начинают жить в кадре по-другому, включается органика. Нужно быть предельно честными, естественными, где-то неловкими, как в жизни. Фальшь сразу бросается в глаза. Для каждой из сцен секса мы придумывали вспомогательные элементы. Например, в лифте у нас мигает свет, и это добавляет нерв. Кстати, мне после премьеры многие подходили и говорили, что теперь боятся в лифте ездить. (Смеётся).