В этом году вы возглавили жюри на кинофестивале дебютов "Движение", который прошёл в Омске. Что вас привело туда?

Так случилось, что фестиваль совпал с выходом на экраны моего сериала "Оптимисты". И я решил не грызть ногти в Москве, поглядывая на рейтинги, а отправиться в Сибирь с важной миссией. Фестиваль "Движение" сегодня – это путёвка в жизнь для начинающих кинематографистов. За пять лет он наработал себе имя, и я был счастлив принять участие в этом киносмотре.

Программный директор фестиваля сказал, что отобрал всего несколько десятков достойных работ из присланных 800. Неужели в России всё так плохо с "молодым" кино?

Не всё так однозначно. Правда, сейчас все жалуются, что у нас образовался провал в сценарном деле. Режиссёрам приходится буквально бегать за хорошими сценаристами. А всё потому, что нет чёткой системы. Вот, например, в США есть специальный реестр, где в год регистрируется до 25 тысяч новых сценариев. А снимают лишь десятки картин. Это можно сравнить с пищевой пирамидой, о которой нам рассказывали на уроках биологии.

А профессиональные связи в кино играют роль?

Раньше среди актёров ходил миф, что попасть в фильм можно через постель. Уж не знаю, что думают сценаристы. (Смеётся) На самом деле, сегодня всё очень доступно. Практически в каждой продюсерской компании есть свой редакторский отдел, который читает колоссальное количество работ. И те сценарии, которые действительно пригодны для экранизации, в итоге идут в работу. Поверьте, новых авторов сейчас ищут все.

Сейчас в нашем кинематографе много режиссёров прекрасного пола. Чем, на ваш взгляд, женское кино отличается от мужского?

Эта тенденция возникла уже давно. Но я считаю, что пол режиссёра совсем не важен. Главное, чтобы человек был со своим видением и верой в себя, чтобы реализовать дело. Здорово, что сегодня у нас нет какой-то предвзятости, никто не обращает внимания, какая буква стоит в паспорте у того, кто сидит в режиссёрском кресле.

Не боитесь, что когда-нибудь женщины вытеснят сильный пол из этого кресла?

Вот рою своими же руками себе могилу. (Смеётся) В этом году к нам в Московскую школу кино на режиссёрский факультет поступили 70 процентов девушек и всего 30 – парней. И девчонки – такие умницы!

А что касается женщин в актёрской среде: кого бы вы назвали большими актрисами современности?

С женщинами-актрисами у нас всё прекрасно. Виктория Исаков, Евгения Брик, Светлана Ходченкова... Лиза Боярская - это, безусловно, звезда первой величины. Не могу не добавить в список блистательную Северию Янушаускайте, которая хоть и из Литвы, но уже зарекомендовала себя как большая русская актриса! Пройдёт несколько лет, и о них будут говорить все. У нас есть проблемы с актёрами мужского пола среднего возраста, потому что в 90-е годы был демографический кризис. Так что пять-шесть мужчин, которые у всех на слуху, снимаются по три проекта в год.

Алексей, как молодых, так и уже состоявшихся кинематографистов часто критикуют. Как вы реагируете на плохие отзывы о вашей работе?

У меня уже выработался иммунитет. Я люблю и храню статьи, где критикуют грамотно. Ведь можно разгромить так, что потом читаешь и думаешь: " Круто! Как мне это в голову не пришло!". Но пока в моей практике таких рецензий очень мало. Мне часто кажется, что люди, которые пишут отзывы, смотрят мои фильмы в полглаза.