19-летняя американка Кира Лаконетти очень любила петь и играть на музыкальных инструментах. Она даже выступала на сцене в ресторане – и посетителям очень нравились её номера. Однако пять лет назад у девушки стали возникать проблемы. Когда она пела или слушала музыку, у неё на короткое время (буквально на несколько минут) возникали "выпадения" из такта, а кроме того, она с трудом воспроизводила текст песен.

Долгое время врачи не могли понять, что с ней происходит, пока однажды ей не сделали МРТ мозга, пишет Daily Mail. Оказалось, что у Киры доброкачественную опухоль в правой височной доле, которая и провоцировала подобные реакции. Ей диагностировали музыкогенную эпилепсию – проявления болезни возникали, когда играла музыка или девушка пела. Во время приступов у неё нарушалась электрическая активность мозга. Подобные случаи диагностируются крайне редко, один раз на десять миллионов.

Поскольку Кире очень нравилась музыка, врачи решили провести уникальную операцию – кранитомию в сознании. Пациентка должна была петь под музыку, чтобы врачи не задели важные зоны мозга, в том числе отвечавшие за её музыкальные навыки. Среди прочего Кира исполняла одну из своих самых любимых песен, Island in the Sun рок-группы Weezer.

– Перед операцией я работала в ресторане и много раз выступала там на сцене, – рассказывает Кира Metro. – Время от времени случались приступы. В конце концов всё усугубилось – когда звучала музыка, иногда я становилась глухой и с трудом могла произносить слова. Моя левая нога "нагревалась", я чувствовала в ней покалывания, мой голос звучал не так, как я его ощущала в голове. От всего этого я стала параноиком, мне было всё время очень неспокойно.

Кира утверждает, что врачи просто не понимали, что с ней происходит. Месяцами они говорили: "Мы не знаем, что с вами!" Кроме того, девушке пришлось ждать целый месяц, пока не стали известны результаты биопсии.

– Но я не виню врачей – ведь это крайне редкий вид эпилепсии, – вздыхает Кира. – Я потом и сама сомневалась в том, что это правда. Знаете, я ведь очень люблю музыку. Выступать на сцене, быть актрисой – это здорово! Я люблю петь, люблю слушать других... Музыка всегда очень гармонична. Музыка и сцена значат для меня многое, это же целый мир!

Американка до сих пор с содроганием вспоминает то время, когда ей поставили диагноз, ведь девушке пришлось смириться с тем, что музыка так негативно на неё воздействует.

– Это было ужасно! – говорит Кира. – Эпилепсия эта очень странная... Но мне было интересно узнать о ней побольше, познакомиться с людьми, у которых есть что-то подобное. Лучше, конечно, если врачи ставят диагноз как можно раньше, а то мне, например, пришлось ждать очень уж долго. Временами становилось совсем плохо, и чисто эмоционально было тяжело всё это переносить. К счастью, нашлась целая армия людей, которые поддержали меня. Вся семья, все самые близкие родственники были рядом, я получала кучу сообщений – люди интересовались моим здоровьем, задавали вопросы, говорили, что молятся за меня. У меня была самая настоящая группа поддержки!

День, когда прошла операция, Кира запомнила очень хорошо, особенно тот период, когда ей пришлось петь прямо во время хирургического вмешательства.

– Сначала я оказалась в большой белой комнате, где было много мониторов и проводов, – рассказывает она. – Врачи пустили газ, я заснула, а потом вдруг проснулась – и мне нужно было петь! Я исполнила несколько песен, пока они копались в моих мозгах, пытаясь во всём разобраться. И когда я дважды спела очень длинную песню, врачи снова "отключили" меня. Позже я проснулась уже на другой кровати, в отделении интенсивной терапии.

Через двое суток девушка уже сидела на больничной койке с гитарой и пела. Девушка считает, что операция ей помогла – правда, она до сих пор восстанавливается, испытывая небольшой дискомфорт.

– С каждым днём мне всё лучше, хотя и приходится долечиваться, – говорит она. – Здоровье пока не идеальное, да и как знать, получится ли выздороветь окончательно? Но каждый день я слушаю музыку и пою под музыку. И мне становится лучше!