Испания, 13 910 заболевших
Журналист Ася Гельман и её жених, дирижёр Хуан, живут в Малаге.

– Всех закрыли по домам, – рассказывает она. – Можно выйти в магазин за едой и выгулять собаку, если она у тебя есть. На улице надо держать расстояние друг от друга в метр. Автобусы и метро – всё "накрылось", без машины никуда не выедешь. Так что мы, как и все, сидим, едим и смотрим сериалы. Когда выйдем – сто пудов будем толстые! Всех перевели на удалёнку. Я так и работала, а Хуану ученики присылают видео, а он записывает ответы. Не перевели на удалёнку врачей и тех, кто работает в магазинах с продуктами.

В магазинах Малаги, как и в российских, почему-то скупают туалетную бумагу.

– Антисептиков и масок давно нет, – рассказывает Ася, – свинины тоже. Овощи и фрукты пользуются наименьшим спросом.

За нарушение режима испанцев пока не наказывают.

– Если полицейские видят, что ты просто шатаешься  – подходят и объясняют, что надо идти домой. Никто не сопротивляется, тем более  что во многих городах к ним присоединились военные, а в Мадриде – даже на танках. Проблемы есть только с англичанами: в новостях показывают, что в Бенидорме в Валенсии они пытаются противостоять полиции, чтобы и дальше гулять и пить на улицах.

Навещать испанцам разрешено только родственников, у которых проблемы со здоровьем и которым нужна помощь.

– Народ тут общительный, так что они устраивают посиделки-созвоны в скайпе сразу человек на 10. Ещё одна новая трогательная традиция, которая помогает испанцам оставаться "вместе", – вечером вся страна выходит на балконы и аплодирует медикам.

– Сначала выходили в 22:00, а потом перенесли на 20:00, чтобы дети тоже могли участвовать, – рассказывает наша коллега Любовь Егорова, которая находится сейчас в Барселоне. – Участвует очень много людей, кто-то достаёт кастрюли  и гремит ими – по доброй памяти борьбы Каталонии за независимость. Вообще, на балконах сейчас что только ни делают: занимаются йогой, танцуют, дети катаются на самокатах!

Норвегия, 1 550 заболевших
Елена Бузник работает воспитательницей в детском саду в Бергене, но временно уволена "в связи с невозможностью дать ей работу" – все общественные и развлекательные заведения в городе закрыты. Впрочем, сейчас она бы и так не смогла работать.

– Мы с мужем и дочкой в полной изоляции, так как контактировали в садике с заболевшей семьёй и испытываем симптомы – кашель, была лёгкая температура, болело горло, – рассказывает она. – Но тестируют на вирус только тяжелобольных и медперсонал. Все остальные, вроде нас, сидят дома, чтобы не перегружать систему. Если нужно сбить температуру – принимаем парацетамол. Лёгкую простуду здесь не лечат. Выходить в люди можно через неделю после окончания любых симптомов. Правда, разрешили прогуливаться в лесочке возле дома. А продукты заказываем по Интернету.
Денег на еду хватает, но финансовая ситуация в семье Лены оставляет желать лучшего:
– Мои права на социальные выплаты ограничены, так как я работаю на полставки и учусь. У мужа тоже, потому что он ИП – татуировщик. А им, как и парикмахерам, и массажистам, сейчас запрещено работать – до 26 марта как минимум. Но вроде сейчас прорабатывают меры поддержки таких, как мы, – уже анонсировали.

США, 7 323 заболевших
Ритм жизни Полины Новак, которая живёт в Майами, с началом эпидемии не очень изменился:

– Разницы особо никакой, я же в декрете, – смеётся она. – Просто на улицу не выходим, чтобы от людей подальше держаться. У нас не принудительный карантин, а социальная изоляция. Продукты заказываем по Интернету – доставка в городе бесплатная. Магазины открыты, но я бы туда не пошла, это самый рассадник бактерий и вирусов! Полки пустые: скупают всё. Многие как будто по привычке готовятся к урагану, который тут каждый год: вода – по сто бутылок, еда, туалетная бумага. Только ведь в этот раз точно не выключат ни воду, ни электричество, так что к чему это – не особо понятно.

И совсем уж непонятно девушке поведение людей, которые воруют средства дезинфекции:

– По соцсетям ходит куча видео, на которых люди наполняют свои пустые баночки для антисептика в больницах со стационарных. Наш семейный доктор в своём офисе убрал из комнат пациентов всё мыло, санитайзеры, салфетки, маски – воруют. У него и самого уже запас маленький, а заказать нельзя, потому что люди все смели. Зачем это всё? Чтобы потом сидеть дома, где можно помыть руки с мылом, и подвергнуть при этом опасности тех, кто спасает жизни людей? Вообще меня раздражают люди и их эгоизм эти дни. Почему до многих не доходит, что нужно просто оставаться дома и помогать замедлить распространение вируса, чтобы спасти систему здравоохранения от выгорания? Я уже написала сообщение правительству Флориды, как и многие местные, чтобы включили принудительный карантин и оставили всех дома без вариантов, но пришёл ответ, что уровень опасности пока средний и принятых мер достаточно.


"У нас на карантине пока только дети, им нужно держать дистанцию 1,5 метра. А мы с мужем продолжаем ходить на работу".
Регина Лутс, колумнист Metro, живёт в Утрехте, Нидерланды (2 056 заболевших)


Дерент Хименес
модельер

Молодой человек, живущий в Барселоне, ответил на вопросы Metro о ситуации в его городе – новом эпицентре пандемии.

Как начиналась эпидемия?
– Первые дни были тревожными – у людей отсутствовала информация и все паниковали, массово скупали предметы первой необходимости. Плохо было с водой: в Барселоне её можно пить только из бутылок. До коронавируса я никогда ещё не испытывал таких трудностей в её поисках!

Люди помогают друг другу?
– Да, есть микросообщества, в которых соседи предлагают помочь пожилым людям с покупками, чтобы тем не пришлось выходить на улицу лишний раз. Ещё есть волонтёры, которые предлагают присматривать за детьми, не посещающими школу и детский сад. В общине Каталонии, где я живу, за один день на сайте для волонтёров зарегистрировалось 1,5 тыс. человек.

Медикам приходится тяжело?
– В СМИ каждый день показывают, как кто-то из медицинского персонала плачет от разочарования, невозможности спасти жизнь и недостатка знаний о вирусе. Всё это разбивает сердце. И хочу отметить: работа не только медицинских работников, но и продавцов супермаркетов, кассиров и уборщиков стала исключительно важной. Все те люди, которые свысока смотрели на эти профессии, теперь нуждаются в них.

 

 

Авторы текста: Руслана Карпова, Луз Ланчерос