В Таиланде продолжается операция по спасению детей, которые оказались запертыми в пещере, где они находились в кромешной тьме. Последние дни их выводят наружу в легководолазном снаряжении, при этом детишкам приходится плыть под водой около километра в сопровождении опытных дайверов. Metro связалось с одним из участников спасательной операции Олегом Чистовым, россиянин помогал тайцам на начальном этапе.

– Я когда-то занимался скалолазанием, горной техникой, ходил в пещеры, поэтому меня пригласили как спелеолога-скалолаза, – рассказывает он. – Во время операции мы лазили по скалам, искали трещины, пещеры, через которые можно было найти альтернативный вход в пещеру. Но везде находили тупики, либо непроходимые трещины. Я там был нужен, потому что сам по комплекции маленький, мог пролезать в труднодоступных местах. Было много работы – так, во время операции мы нашли огромнейшую пещеру, 30 метров глубиной, от неё ответвлялись десятки мелких ходов, которые нужно было исследовать. Мы бывали в местах, где можно было только ползти, где-то орудовали отбойными молотками, сбивали кусочки, чтобы пролезть.

Фото с места ЧП.

Фото с места ЧП.

Олег Чистов, Другой

Фото:

Олег признался, что во время работ почти не испытывал эмоций:

– Это сейчас, когда пересматриваю фото и видео, страшновато – но тогда ни о чём таком не думал. Многие нам помогали, даже военные. Все были приветливыми, дружными, сплочёнными. У моего товарища кроссовки порвались, так тайка подбежала и предложила ему свои резиновые сапоги. Военные обычно всех игнорят, но тут ходили с геолокаторами, советовались с нами. Спрашивали, может, нужно что-то подвезти. Помню, когда отработали ночь в пещере, как вернулись – все отели были забиты журналистами и спасателями. Мы пришли в ресторан, и там нас спросили, а не спасатели ли мы случайно. Мы впахивали, были грязными, уставшими. Так нас встречали чуть ли не как героев! Предлагали скидки на еду, хотя у нас деньги-то были. Знаете, обычно к туристам плохое отношение, но тут люди совсем поменялись.

Фото с места ЧП.

Фото с места ЧП.

Олег Чистов, Другой

Фото:

По словам участника спасработ, родители сходили с ума, пока их детей искали – молились, даже прибегали к языческим обрядам.

– Слава богу, детей нашли, – продолжает он. – Кстати, не знаю, насколько это правда, но ходят слухи, что тайский учитель не виноват – дети сами пошли в пещеру, а он как узнал, просто за ними побежал. Сейчас не ясна его судьба. Но по слухам, родители не собираются подавать на него в суд – лишь бы все были живы. Ведь он столько дней держал их в узде, во тьме, почти без еды. И никто не перессорился. Это же титанический труд.

Олег заверил – он прекрасно представляет, что испытывают люди, которые оказались в ловушке.

– Я сам занимаюсь дайвингом – и всегда есть панический страх вдруг оказаться без маски, – говорит он. – На учениях обычно моделируют внештатную ситуацию, когда нужно преодолевать этот страх, и у большинства людей он панический. Если же ребёнка одолеет паника, её не остановить. Там же вода как кофе, ничего не видно. Пещера – это сеть коридоров, там ширина прохода может быть очень узкой. А вы никогда не знаете в мутной воде, куда плыть, куда поднырнуть – если ошибётесь даже на 20-30 сантиметров, то никогда не поймёте, куда дальше плыть. Так что поставьте себя на место ребёнка, который, опять же, может в любой момент испугаться, даже если капля в нос попадёт – это же все горные дети, которые редко бывают на море. Но их нужно было, конечно, скорее спасать – да, кислород им могут доставить, но в пещере скапливается углекислый газ, которые оседает снизу. Это может и к смерти привести!

В Таиланде восьмой ребёнок спасён из пещеры. Никому из детей не дают видеться с родными