Сегодня огласили результаты престижного конкурса для фотожурналистов World Press Photo 2017. Первое место занял фотограф Associated Press Бурхан Озбилиджи со снимком убийцы российского посла в Анкаре Андрея Карлова.

Издание Witness взяло интервью у победителя, в котором он рассказал о событиях 19 декабря 2017 года в Центре современного искусства в Анкаре.

Как вы оказались в галерее, когда произошло убийство? Вы были там на рабочем задании?

Нет, официально я не должен был там работать. В тот день мне позвонила подруга и сказала, что недалеко от места, где я живу, будет проходить фотовыставка. Так как я постоянно слишком занят и мне не хватает времени для встреч, лучшим решением стало отправиться туда вместе. В тот момент я работал в столичном офисе Associated Press. Так как галерея находилась всего в 150 метрах от дома, я оставил работу и отправился туда. Честно говоря, я даже не знал, о чём будет выставка. Тем более я не догадывался, что там будет присутствовать посол России Андрей Карлов. Поэтому мое присутствие там было чистой случайностью.

Как разворачивались события в галерее?

Я опоздал на мероприятие примерно на 15 минут. Выступление уже началось, поэтому сначала я был вынужден стоять за тремя-четырьмя рядами людей, слушая рассказы русских и турецких фотографов. Вдруг кто-то сообщил, что следующим выступит посол России в Турции Андрей Карлов. В Турции у нас полно работы и днем, и ночью, поэтому я всегда ношу с собой камеры и компьютер, чтобы быть готовым к работе в любой момент. В общем, я пробрался поближе к послу и начал фотографировать его выступление, подумав, что AP могут понадобиться фото для репортажей о российско-турецких отношениях. Андрей Карлов говорил очень размеренно, мягко, время от времени делая паузы, чтобы переводчики могли перевести его речь. Я помню, что в последние минуты он рассказывал что-то про свою родину Россию.

Вдруг неожиданно послышались выстрелы. Очень громкие выстрелы. Люди начали в панике разбегаться во все стороны. Следующее, что я заметил, было лежащее на полу тело российского посла. Стрелок возвышался над ним с поднятой левой рукой, в которой находилось орудие убийства. Он сделал еще несколько выстрелов в воздух и крикнул “Аллаху Акбар, Аллаху Акбар!”. Что было удивительно, я не видел крови, но только потом заметил, что посла убили выстрелом в спину. В тот момент между мной и стрелком не было никого. Он без остановки что-то неразборчиво кричал. Сначала я подумал, что он говорил на русском, но как выяснилось позже, он выкрикивал слоган Фронта ан-Нусра, воюющей в Сирии группировки, частью которой он являлся.

Вы не переживали за свою собственную безопасность?

Когда стрелок крикнул “Аллаху Акбар”, я очень сильно испугался, ведь не был уверен, что с ним не было сообщников, которые могли продолжить стрельбу по невинным людям, как это уже случалось ранее. Люди очень громко кричали, но когда я увидел, что стрелок начал требовать остальных немедленно покинуть выставку, я немного расслабился.

Он продолжал стрелять, но я уже не обращал внимания на его слова, так как был сосредоточен на его движениях. Наблюдая, я пытался понять, собирается он стрелять в нашу сторону, или нет. Когда он отошел чуть в сторону, я подобрался к нему поближе, чтобы занять наилучшую для снимка позицию. Он ходил вокруг тела посла, затем сделал контрольный выстрел с более близкого расстояния. Он был безумно зол. Через мгновение он подошел к фотографиям на стене и демонстративно сорвал их, швырнув на землю. Затем он подошел к нам и снова начал угрожать пистолетом. Я очень испугался, но старался не подавать виду, поэтому передвигался очень медленно и старался сохранять спокойствие, ведь пытаться бежать было бессмысленно.

Помню, я подумал: “Меня могут ранить или убить, но российского посла только что застрелили, это серьезная новость, поэтому как журналист я обязан оставаться на месте и выполнять свою работу”.

Даже если бы меня убили, то фотографии бы остались.

Как быстро Вам удалось передать изображения в Associated Press? Как на фото отреагировали редакторы?

Охрана галереи начала выводить нас из помещения. Как только я выбрался, то сразу позвонил своей коллеге из Анкары Сьюзан Фрейзер, а затем лондонскому редактору Тони Хиксу, чтобы сообщить им о том, что российского посла в Турции застрелили. Тони спросил: “Ты можешь сфотографировать это?” Я не мог внятно изложить свои мысли и сказал: “Тони, я был там!”. Прежде всего, он хотел убедиться, что я в порядке. Я его сразу успокоил и предупредил, что возвращаюсь обратно в офис, чтобы скопировать мои фотографии. На первых двух фото можно увидеть мужчину в костюме прямо за послом. Он стоит, словно телохранитель, или даже хороший друг, но именно он и оказался стрелком.

Как Вы думаете, насколько хорошо эти фото отображают происходящую в Вашей стране ситуацию?

Это было очень большой новостью. Я сразу подумал, что случившееся вызовет большой резонанс из-за проблем в отношениях России и Турции. Годом ранее, ВВС Турции сбили российский истребитель на границе с Сирией. Я боялся, что убийство посла еще больше усугубит ситуацию. В то же время мне было очень жаль, что на моих глазах только что убили человека, который казался мне очень естественным, спокойным и приятным, хорошим человеком. Я бы предпочел, чтобы стрелка успели остановить и невинный дипломат не пострадал от его пули.

Как Вы оцениваете мировую реакцию на случившееся?

Оставшуюся часть дня я продолжал освещать инцидент. Потом, после полуночи, я увидел репортаж Associated Press о мировой реакции на трагедию, где говорилось, что фотографию убийства посла в социальной сети Facebook увидело более 18 миллионов человек. Я был шокирован! Мой телефон просто взрывался от входящих вызовов телеканалов и газет, желающих лично побеседовать со мной. Я был даже не в состоянии прочесть все письма и сообщения, это было физически невозможно.

В конце концов, я справился со своей обязанностью и закончил работу. Меня радовало то, что я представлял настоящую, независимую журналистику и сделал отличные фотографии. Я был счастлив и горд за всех добросовестных журналистов, профессионалов своего дела, которые живы, или погибли во время исполнения своих обязанностей в то время, когда люди пытаются манипулировать средствами массовой информации, а качество журналистики зачастую игнорируется.

Как думаете, победа в конкурсе изменит Вашу жизнь?

Нет, мою жизнь это не именит. Но я думаю, что стану важным примером для нового поколения журналистов. Вы можете сказать, что это небольшое изменение в моей жизни. Но я навсегда останусь тем, кто я есть.