В столице Франции стартовало грандиозное действо – показ российского фильма "Дау" Ильи Хржановского длиной в несколько недель

Впрочем, грандиозен не только показ, но и история создания, да и всё, что связано с этим проектом.

Как всё начиналось
Идея биографического фильма о выдающемся физике Льве Давидовиче Ландау пришла к режиссёру Илье Хржановскому больше 10 лет назад. Однако в процессе работы замысел картины о жизни одного конкретного человека трансформировался в кино о целой эпохе.
В Харькове на месте заброшенного открытого бассейна "Динамо" в 2008 году были выстроены декорации огромного института, в котором по сюжету главный герой Ландау и его коллеги не только трудились – читали лекции и ставили эксперименты, но и жили целыми семьями.

Съёмки
Самое интересное, что в институте реально жили все участники проекта – от актёров и статистов до технических сотрудников и всей творческой группы, включая самого режиссёра. Участники проекта не могли выходить за пределы института, в котором была досконально воссоздана атмосфера советской эпохи с 1938-го по 1968-й год – интерьер, предметы быта, одежда вплоть до нижнего белья. Это был полностью созданный мир, в котором царили законы советского тоталитарного государства. Люди работали, отдыхали, ругались со своими родными, вступали в сексуальные отношения, подвергались допросам со стороны специальной структуры (собственного НКВД) – и всё это под прицелом многочисленных камер.

Периодически в институт приезжали гости – на съёмках успели побывать и Роман Абрамович, и художница Марина Абрамович, и десятки других представителей богемы и бизнеса, и каждого из них  ждало переодевание, допрос  и жёсткий инструктаж перед попаданием в здание.

700 часов материала было снято за три года съёмочного процесса.

То, что на съёмках творилось бог знает что, с восторгом подтвердил нам один из ключевых персонажей проекта – Николай Воронов (музыкант, прославившийся хитом "Белая стрекоза любви"), сыгравший сына Льва Ландау.  
"Мы занимались сексом,  дрались, резали крысу, свинью, – говорит Воронов. – Я считаю, что Хржановскому удалось создать нечто большее, чем просто кино".

В 2011 году съёмки были завершены, здание института торжественно разрушено, а режиссёр на 7 лет погрузился в монтаж произведения, в результате которого получилось 13 фильмов и несколько сериалов.  

Что происходит в Париже
Мероприятие под названием "Дау", включающее в себя показы фильмов, инсталляции и концерты, должно было стартовать 24 января одновременно в театре Шатле и в Театре де ля Вилль", а также в Центре Помпиду. Однако из-за вопросов безопасности премьера была отложена, и на момент написания материала заработали только две площадки: Театр де ля Вилль и Центр Помпиду.   

Попасть на показ не так просто. Сначала нужно зарегистрироваться на сайте проекта, а затем оплатить визу, выбрав одну из трёх: на 6 часов, на сутки или неограниченного действия (до конца показа 17 февраля).

В театры запрещено проносить мобильные телефоны и любые электронные устройства, а расписание показов   запутано и не соответствует действительности, поэтому большинство первых зрителей жалуются на неудобства и некий хаос, при этом замечая, что само зрелище  стоит всех мытарств.

"Могу лишь сказать, что увиденное ошеломляет, это самое значительное и безумное событие в кино, не только российском, за годы, – описывает свои впечатления бывший редактор нескольких глянцевых журналов Александр Кулиш. –  Одни части могут казаться менее удачными и затянутыми, другие – гениальными. Но понимание масштаба и смысла "Дау" возникает с просмотром как можно большего количества материала, где развиваются параллельные линии на многих уровнях – от обслуживающего персонала научного института до учёных, их жён и любовниц, гостей и карательных органов, всех держащих на крючке шантажа и насилия".

В перерывах между показами гостей кормят варёной картошкой с кабачковой икрой и солёными огурцами, что, видимо, позитивно действует и на российских, и на иностранных зрителей.

В любом случае, бОльшая часть зарубежной прессы высказывает, скорее, удивление, нежели критику, а обычные французы проявляют буквально самоотверженность. "К очереди за визами подошёл француз и сказал, что надо брать долгую визу, – поделилась в соцсети одна из зрительниц Раиса Фомина. –  Он уже посмотрел 24 часа, вернулся домой поспать и пришёл ещё раз".

"Как такового сценария у нас не было. Мы должны были соответствовать только эпохе. Много чего было на съёмках – я занимался сексом со своей экранной мамой и с нашей домработницей".   
Николай Воронов, музыкант