Журналист Metro выясняет, как в условиях цифровой эры меняется эстетика и мода под влиянием недавней революции тела


Хотя в 1990-х гг. такие именитые дизайнеры как Джон Гальяно и Жан-Поль Готье вывели на подиум “фигуристых” моделей, этого оказалось недостаточно, чтобы получить широкое признание. И даже сегодня время от времени мы наблюдаем, как некоторых моделей поносят за то, что они якобы “слишком” полные или “слишком” тёмные, или неважно за что ещё, главное – “слишком”. Или что актрисы до сих пор вынуждены сражаться с дискриминацией по типу фигур и по половому признаку и бороться за право одеваться так, как им нравится. И когда мы видим, как модель типа Эшли Грэм дефилирует на показе Michael Kors, то спрашиваем себя: может, это просто маркетинговый ход? Ведь все журналы пестрят рекламой с изображением худенькой белой женщины. Почему после всех произошедших революций тел, которые будут продолжаться и дальше, эти парадигмы всё ещё существуют?

Модный критик и писатель школы дизайна Парсонс Ванесса Розалес объясняет: “Благодаря социальным сетям принятые идеалы тела развеиваются. Поэтому, с течением времени, мода не могла не откликнуться на образ вымышленной белой худой женщины. Мы не защищены от тысяч картинок, свалившихся на нас. Часто мелькают женщины категории “плюс сайз”, фитнес... Но мы до сих пор не можем избавиться от модного образа белой худой женщины, ведь её представили идеалом современности”.

Она добавляет: “Неслучайно Кьяра Ферраньи до сих пор остаётся самым успешным блогером на мировом уровне. Несмотря на всё многообразие и разнообразие, через которое прошла мода, эта девушка является каноном XX века. Отделить систему от устоявшегося в истории образа очень сложно. Именно поэтому многие отказываются воспринимать другое телосложение на фоне худобы. Мода всё ещё белая и худая. Дух моды XX столетия угас, и мы должны придумать что-то новое”.

Metro демонстрирует происходящие вокруг этого воображаемого образа изменения в среде звёзд, брендов и разных личностей, которые вносят в моду разнообразие и создают новый пример, поскольку старый уже не имеет своей силы.

4 интернет-тренда, демонстрирующих разнообразие фигур

Красивые мальчики
Джеймс Чарльз (@ jamescharles) и визажист Себастьян (@ sebastienmua) показали, что не следует делить искусство макияжа на разные жанры, мужчины также могут пользоваться губной помадой и хайлайтером, чтобы преобразить себя.

Красота любым способом
Тим О и китайский ютуб-блогер Ms. Yeah вышли за рамки привычного макияжа: они показали, что красота может быть разной, и что ошибки и несовершенства тоже имеют значение.

Позитивное отношение к своему телу
Начиная с 2012 года, кампании #Fatkini и #EffYourBeautyStandards, помогли женщинам отважиться и показать свои сочные тела в купальниках и не только, что раньше им казалось невозможным.

Уникальная красота в моде
Такие модели как Винни Харлоу и Лин Слейтер, блог Шона Росса (одного из самых заметных моделей-альбиносов) или Advanced Style вряд ли бы так прославились, если бы не Интернет.

Вопрос – ответ

Дейв Кастибланко и Кристиан, модели-андрогины

Расскажите о вашем опыте работы в индустрии моды.
Дейв: Слава богу, что мода приветствует неоднозначное выражение пола. Но для меня мода – это всё же немного другое. Я обычно смешиваю мужскую и женскую одежду и таким образом нахожу свой стиль и свой собственный язык. Мода демонстрирует, что я могу быть обоих полов.

Кристиан: Я достиг всего в регионе и на небольших рынках. И только сейчас я обрёл возможность работать моделью на другом уровне. Круто, что их подход сильно отличается – теперь есть огромное поле для развития имиджа, ведь сейчас можно взять всё лучшее от мужской и женской внешности и довести до совершенства.

Как вы развили вашу андрогинность?
Дейв: Моя первая съёмка была для меня очень серьёзным опытом, ведь я всегда думал, что, одеваясь как девочка, ты выглядишь как трансвестит. А я никак не хотел соприкасаться с этой областью – моя цель другая. Потом я постепенно начал носить одежду обоих полов, но при этом не хотел относить себя к одному полу.

Кристиан: Я не стремился к такой внешности, поскольку и не знал тогда толком ничего про этот термин. Когда я вступил на путь модели, то меня начали определять вот так. Я отращиваю волосы с 15 лет, потому что мне так нравится. Это не планировалось специально.

Над вами издеваются на улице?
Дейв: Некоторые считают допустимым называть тебя каким-нибудь мерзким словом. Мне кажется, что мода подразумевает выход за рамки парадигмы и половой принадлежности. Одни надо мной издеваются, зато другие смотрят с восхищением. А некоторые пугаются.

Кристиан: Моя семья даже и не знает, что такое понятие существует. В обществе же все иначе. Я выделяюсь из толпы, и люди на меня таращуются, хотят сфотографироваться со мной, походят поговорить, спрашивают меня о моих волосах. Некоторые недоумевают, мальчик я или девочка? Многие даже смущаются, когда я начинаю говорить. Нет, не могу сказать, что ощущаю какую-либо дискриминацию.

Что рыночные ниши представляют собой сегодня

“Плюс сайз”. Хотя модель Эшли Грэм выходила на подиум в качестве модели Michael Kors и появилась на обложке журнала Vogue, размер всё ещё остаётся проблемой. В некоторых странах, например, в Испании и Аргентине, проводилась кампания по сохранению здоровья населения, поэтому эффекта не было. Но если брать шире, то по данным NPD Group только лишь в США рынок, рассчитанный на девушек “плюс сайз”, продал за прошлый год товаров на сумму 21,4 млрд. Долларов. В 2020 году он достигнет оборота в 24 триллиона долларов. Бренды H&M и Mango уже повернулись в сторону девушек “плюс сайз”.

Инвалиды. Согласно докладу, проведённому Центом по контролю за инвалидностью, каждый пятый американец имеет физический недостаток, Некоторые бренды (Buck and Buck, Silvers) специализируются в разработке одежды для людей с церебральным параличом или колясочников. Land's End выпускают бра для женщин с удалённой молочной железой. Массачусетский технологический университет, а также Ноттингемский университет работают над созданием продуктов для людей с разной формой инвалидности с 2014 года.

Пожилые. Ари Коэн в фильме “Возраст стилю не помеха” показала, чего добиваются люди за 60. Молодёжь благодаря этому также узнала про Айрис Апфель и про ветерана модельного бизнеса Кармен Делль’Орефиче. Также благодаря недавним модным проектам от Celine и Saint Laurent мы узнали про таких моделей как Джоан Дидион и Джони Митчелл. Согласно данным компании A.T Kearney за 2015 год группа людей 60+ составляют самый быстрорастущий потребительский сегмент. К 2050 году будет порядка двух миллиардов людей этой категории, и только лишь в США они будут контролировать более 80% оборота. Уже к 2020 году ожидается, что их затраты достигнут отметки в 15 триллионов долларов.

Развитие событий

  • 2006 год. Вельвет Д'Амур выходит на подиум в качестве модели показа от Джона Гальяно. Кристал Ренн в то же время выходит на подиум в Париже. Обе основывают движение “плюс сайз” – впервые что-то из ряда вон выходящее в модельном бизнесе.
  • 2011 год. Vogue (Италия) выпускает свою “сочную” версию на рынок с Кэндис Хаффин и другими.
  • 2012 год. Благодаря блогерам Gabifresh и Nadia Aboulhosn развивается движение “fatshionismo” (“пышность в моде”).
  • 2013 год. Tess Holiday запускает вирусную кампанию #EffYourBeautyStandards.
  • 2014 год. Виктория Модеста выступает как первая “бионическая женщина” в кампании Born Risky. Лаверна Кокс также появляется в журнале Time как первая транссексуал. Протесты в социальных сетях звучат как отклик на кампанию “Perfect Body” от Victoria's Secret.
  • 2015 год. Кейтлин Дженнер появляется на обложке журнала Vanity Fair, а Декстер Мэйфилд выходит шокирует публику на женском показе известного дизайнера Marco Marco. Эми Шумер появляется в “Календаре Пирелли” сразу после Кандис Хаффин.