Германия постепенно снимает санитарные ограничения, которые ввели из-за коронавируса. О том, как выглядит карантин по-немецки, Metro рассказали бывшие россияне – Елена и Андрей Мигуновы из города Филлинген-Швеннинге.

Елена:
– Мы только что вернулись с прогулки. У нас гулять вообще не запрещали и даже разрешали гулять вдвоём людям не из одной семьи. А теперь могут вместе гулять две семьи.

– Насколько всё было жёстко?

Елена:
– По сравнению с тем, что я читаю и смотрю о России, у нас проходило всё достаточно мягко. Нам сообщили в середине марта, что закрывают нашу землю (регион. – Прим. ред.) на карантин. 16 марта дети сходили в школу, забрали учебники, работники уладили дела с работодателями. А 17-го уже закрыли  школы, сады… Но детский сад, где я работаю, был всё это время частично открыт. К нам ходили дети тех, кто был вынужден продолжать трудиться на карантине, – медработников, пожарных, муниципальных служащих и так далее. Сейчас этот список постепенно расширяют, то есть у нас не было времени, чтобы совсем не работали. Работы меньше, чем обычно – но полного карантина у меня не было.

– На работе вы в маске и перчатках ходите?

Елена:
– Нет. И дети без масок. Нам просто сказали, что мы должны два раза в день всё обходить и все поверхности дезинфицировать – ручки дверей, выключатели.

Сейчас я работаю 12 часов в неделю (при норме 39 часов), но платят за полный месяц – зарплату сохранили. Правда, недавно бургомистр наш сказал, что, если эта история затянется, то зарплату нам почикают до 65%.

– Кажется, у вас вообще всё отлично: работы меньше, зарплата та же…

Елена:
– Ну, не очень хорошо. Я раньше только в утренние часы работала, а теперь по сменам. И мы с мужем  работали параллельно в одном проекте, где на двоих получали почти 300 евро в месяц. Проект закрылся с апреля. И получилось, что наша семья оказалась за чертой бедности. А когда общий доход ниже определённого уровня, то государство должно доплачивать. Я пишу письма на биржу труда, но они не отвечают два месяца. Просто молчат. А пойти лично на приём нельзя – карантин.

Врачей героями не называют: медбрат из Израиля рассказал, как страна выходит из карантина

В середине марта закрылись все рестораны, кинотеатры, спортивные секции. Вчера у сына – ему 13 лет – была первая тренировка по футболу. Команду разделили на группы по 5 человек. И мы подписали бумагу, что наш будет соблюдать дистанцию и не станет вступать в контакт, что мы провели с ним беседу на этот счёт. В Германии без бумаги вообще никуда, на каждый чих шлют огромные письма. У меня специальный шкаф для бумаг имеется, так как финансовые документы, например, хранят 10 лет.

– Магазины непродольственные, торговые центры закрывали на карантин?

– Все магазины работали (с соблюдением санитарных правил), кроме магазинов одежды. Но их сейчас тоже начали открывать. А больших торговых центров, как у вас, здесь нет.

Андрей:
– Кстати, спортивные секции были закрыты, но индивидуальные занятия никто не запрещал. Люди многие бегают, на велосипедах катаются. Но с секциями пока сложно.

Елена:
– Пару дней назад открыли рестораны. На улице столики стоят. Я уже вчера хотела пойти, но муж и подруга отговорили, мол, непонятно, кто там до тебя сидел. Решили пойти в парк.

Сейчас работает всё, кроме системы образования. И в связи с этим сложности. Ребёнок практически не учится. В понедельник он получает задание, в пятницу должен сдать, а, если не сдал, нам звонят из школы.

– Вы продолжаете ходить в масках?

Елена:
– Да, но только в магазинах и общественном транспорте.

Андрей:
– В магазинах на входе стоят ящики, из которых можно взять дезинфицирующую салфетку, чтобы протереть ручку тележки. Это бесплатно. Потом ты должен в маленькие магазины обязательно заходить с тележками – по ним считают, сколько людей вошло, – и больше определённого числа не пускают. Мелкие лавки тоже не пускают внутрь больше двух человек.

– Маски вам выдают или покупаете?

Андрей:
– Маски покупаем сами за свои деньги. Были как-то волонтёры, на улице раздавали, но это просто акция была, а не правило.

Елена:
– Мне один раз выдали маску, когда я месячный проездной билет покупала. И один раз я видела, как водитель автобуса дал маску пассажиру. А масок тут долго не было, но сейчас появились по евро за штуку! Обычные, самые простые – по евро! Но я заранее выписала из Китая…

– Какое наказание у вас за нарушение правил карантина?

Елена:
– У меня у знакомых сын ехал в машине с двумя друзьями, их остановили и каждого на 200 евро оштрафовали. Это было в самом начале карантина.

Другая подруга рассказывала, что в соседнем доме шумели люди, там, видимо, были гости. А приглашать к себе знакомых, не членов семьи, нельзя. Кто-то вызвал полицию. За такое “собрание” по 250 евро с каждого участника и 25 тысяч – с “организатора”, с владельца дома. Но это не точно. Мне так рассказывали. Как говорится, за что купила, за то и продаю.

Тут принято стучать на соседей. Чего это они гуляют, а мы тут сидим – так примерно рассуждают.

Андрей:
– А есть другая история, весёлая. В небольшом городке семья решила что-то отпраздновать. Родня большая – девять или тринадцать детей. Соседи видят, то одни зашли в дом, потом другие, и вызвали полицию. Те приехали, мол, что у вас тут? Давайте документы! Начали проверять, и выяснилось, что они все под одной фамилией! И штраф выписали бдительным соседям за ложный вызов, так как они не разобрались в ситуации и отвлекли от работы.

– Бизнесмены получали помощь от государства во время вынужденного простоя?

Елена:
– Одной нашей знакомой, которая открыла ателье, отказались давать компенсацию, так как у неё не было ещё прибыли. Но ведь аренда и другие расходы уже были.

Андрей:
– А другой знакомой, она одежду женскую продаёт, кстати, дали 18 или 20 тысяч евро. Чтобы самой жить и зарплату людям платить. Тут у каждого индивидуальная история.

– А людям обычным давали какие-то компенсации на карантине? Как люди переносят вынужденную безработицу?

Елена:
– Моя сестра работает в магазине одежды. Она на время простоя просто брала отпуск и переработки.

Андрей:
– Многих отправляли в отпуска, оплачиваемые или не оплачиваемые. Во втором случае они должны были обращаться на биржу, чтобы получить деньги. А некоторые предприятия просто сокращали время работы и зарплату. И это было чаще выгоднее для людей, чем просто получать пособие.

Елена:
– Но самый “пострадавший” – наш средний сын. Он учится по специальности “менеджмент отелей и ресторанов”. И у них в этом семестре должен был быть предмет – они должны были ходить по ресторанам и пробовать разные спиртные напитки, чтобы понять, к какому блюду они подходят. И всё это вылетело! Это тот момент, когда студенты будут настаивать на прохождении курса и радостно бегать на пересдачи!

Андрей:
– Был момент, наверное недели полторы, когда из магазинов всё исчезло. Не совсем, конечно, но, чтобы что-то купить, надо было обойти несколько магазинов. Это напомнило российские 90-е.

Елена:
– Мы тут вспомнили и советские времена, времена дефицита. Одно время дрожжи давали только по две пачечки маленькие в одни руки. Их вообще не было. Просто люди думали, что придётся на свои хлеба переходить. Так один сын вернулся из магазина и говорит, что второй там остался, так как должны дрожжи “выкинуть”. Блин! У меня сын родился в Германии и не знал, что это такое, когда сейчас товар “выкинут”, а теперь знает!

– В Германии люди боятся ещё коронавируса или страх уходит вместе с карантином?

Елена:
– Люди пока продолжают шарахаться друг от друга. Вот на остановке от меня женщина просто отскочила.

Андрей:
– Да, есть люди, которые требуют соблюдать расстояние, но они в меньшинстве. Особенно старые немцы настаивают на точном соблюдении всех правил и дистанции.