8 марта в Нью-Йорке на Уолл-стрит, напротив знаменитой скульптуры атакующего быка, установили памятник бесстрашной девочке, а после этого тысячи американок приняли участие в манифестациях против гендерного неравенства. Этот монумент призывает помнить о том, что большинство руководителей крупных финансовых компаний мужчины, а также о разнице в оплате труда: женщины получают меньше мужчин на тех же должностях. Монумент установили лишь на месяц, но многие американки считают, что скульптуру нужно оставить навсегда, ведь США довольно сексистская страна.

– Потрясающе, что установили такую статую! – делится нью-йоркская чиновница с Metro. – Мне кажется, нет более привилегированного места на всём белом свете, нежели Уолл-стрит. Там деньги, сила и мужчины. Пусть эта хрупкая, но храбрая девочка напомнит им о нашем существовании: мы здесь, мы хотим, чтобы нас услышали, и мы до сих пор боремся за свои права.
 
Чиновница считает, что сейчас Америка переживает новый виток женоненавистничества:

– До сегодняшнего дня многие американки из среднего класса полагали, что феминизм – это явление из прошлого, что нам ни к чему больше о нём вспоминать – все и так знают, что мы равны. Наши бабушки смело боролись за наши права. Мы думали, что битва выиграна, но ошиблись. Я никогда ещё не слышала таких жёстких женоненавистнических высказываний, как во время выборов президента в прошлом году.

По мнению переводчицы, которая переехала из России в США ещё в 90-е, победа Дональда Трампа на выборах говорит о том, что Америка – сексистская страна:

– Сами женщины не верят в то, что женщина может руководить страной.

Когда она начинала свою карьеру, мужчины часто воспринимали её как сексуальный объект:

–  Мне не раз и не два прямым текстом предлагали деньги за секс. Как сейчас помню: 250 долларов за ночь. Так удивлялись, когда я отказывалась. Сейчас такого не случается, правда, и я уже не так красива и юна.

Откройте крупнейший  агрегатор кинорецензий Rotten Tomatoes и попробуйте найти девушек в списке критиков, которые могут выставлять оценки фильмам. Вам придётся потрудиться! Они там есть, но их мало.

Зайдите в редакцию журнала Slate и взгляните на новостников, вы не увидите ни одной дамы, хотя, по словам Мередит Бруссард, доцента Нью-Йоркского университета, в американской журналистике всё-таки больше женщин, чего нельзя сказать о таких сферах, как информационные технологии, точные науки и финансы. Там правят мужчины. По мнению Мередит, многие мужчины предвзято относятся к женщинам, недооценивают их способности. Сама она ушла из технологической сферы как раз по этой причине.  

На взгляд учительницы информатики одной из нью-йоркских школ, в США сексизм прививают с детства. Уже в юном возрасте мальчики не верят, что женщина может не только найти кнопку включения компьютера, но и объяснить, как он устроен и что с ним вообще делать.

– С каждым новым классом меня вынуждают снова доказывать мальчикам, что я действительно понимаю свой предмет и могу их чему-то научить, – объясняет она. – Обидно, что мне приходится завоёвывать их расположение, уважение и доверие, в то время как к словам моих коллег-мужчин они начинают прислушиваться практически на первом занятии.

В США до сих пор профессии негласно делятся на мужские и женские. Считается, что есть определённые вещи, с которыми женщины справятся лучше, чем мужчины, и наоборот. К примеру, Триша Фланнори хотела стать полицейским, но ей пришлось работать охранником.

– Каждый новый рабочий день – это вызов, приходится доказывать, что я не менее сильная, чем мои коллеги-мужчины, – сетует она.
PR-специалист одной из компаний, базирующихся в Нью-Йорке, жалуется, что боссы, распределяя продукты для продвижения, опираются на гендер:  

– Почему-то все уверены, что если ты девочка, то ты точно разбираешься в бьюти-продуктах и сможешь их лучше продавать. Я очень хотела, чтобы мне дали продвигать продукт из экстремального спорта, в котором я гораздо больше понимаю, но мне вручили какую-то штуку для сна, с которой я вообще не знаю, что делать.

Даже признание заслуг женщины перед компанией не означает равенства в правах с коллегами-мужчинами.

– Я работаю в PR-компании уже полтора года и считаюсь бульдогом агентства, – продолжает она. – Мне поручают самые сложные дела, но при этом у меня нет личного кабинета. И я, как секретарша, сижу на входе и улыбкой встречаю клиентов. Недавно на аналогичную должность взяли мальчика и сразу предоставили кабинет.