Яре Бонилья, шеф-повар из Мексики, провела месяц на карантине в Мадриде. Испанские власти обязали девушку самоизолироваться в квартире после того, как диагностировали у неё COVID-19.

Яре Бонилья, шеф-повар из Мексики.

Яре Бонилья, шеф-повар из Мексики.

предоставлено героем материала, "Metro"

Фото:

Что заставило вас заподозрить у себя коронавирус?

– Наш ресторан закрылся 12 марта, потому что у одного из сотрудников  кухни обнаружили коронавирус.

Когда появились первые симптомы?

–  В субботу, 14 марта. Сначала был небольшой кашель, без каких-либо других симптомов. Затем он стал усиливаться, меня начало лихорадить, температура поднялась до 39 градусов. Ломило тело. Симптомы прогрессировали быстро, и тут я подумала, что, скорее всего, это коронавирус. Но я ничего не делала, просто отлёживалась первую пару дней. На третий день началась сильная боль между лопатками (я думаю, из-за поражённых лёгких) и сильная головная боль.

Что вы делали дальше?

– Я решила позвонить по номеру, который мне оставили испанские власти, сказав, что там я смогу узнать всю информацию о COVID-19. Я описала оператору своим симптомы, и он сказал, что это может быть коронавирус. Спросил, контактировала ли я с заражёнными. А я как раз общалась с инфицированным коллегой.

Что вам посоветовали?

– Оператор, который отвечал на мои вопросы, не был врачом. Власти Испании создали специальный кол-центр, куда бы могли звонить потенциальные пациенты с коронавирусом, но работают там не медики. Всё, что мне посоветовали, это "остаться дома и обработать всё хлоркой".

Они посоветовали вам какие-нибудь лекарства?

– Да. Женщина, с которой я разговаривала по телефону, сказала принимать парацетамол. Это единственная таблетка, которая поможет победить вирус. А вот ибупрофен и аспирин сказали не пить, как и любые другие обезболивающие.

Что происходило в следующие несколько дней?

– Мне было очень плохо. У меня началась диарея, я не чувствовала голода и
потеряла обоняние. Очень ломило тело, когда я кашляла, боль как будто разливалась по спине и лёгким. Долго держалась высокая температура. На грудь как будто постоянно кто-то давил. Я чувствовала такое впервые, до этого у меня никогда не было проблем с дыханием. Постоянно бросало в жар.

Всё, что раньше болело хотя бы немного, стало болеть в 3 раза интенсивней. Я никогда не испытывала ничего подобного при других респираторных заболеваниях. "Ад" продолжался 4 дня.

Всё это время вы были одни?

– Да, но я думаю, что это правильно. Сидя дома, я не боялась заразить других. Был момент, когда я поняла, что это очень коварная болезнь. Мне не сказали отдыхать и отлёживаться, как это бывает с обычным гриппом. Наоборот, первым делом мне рекомендовали немедленно продезинфицировать всё, чего я касалась. Было не до отдыха, хотя чувствовала я себя ужасно.

Сама по себе болезнь очень изнурительная. Боль с тобой постоянно, ты очень сильно от неё устаёшь. И это притом что мне не было до такой степени плохо, как людям, которых увозили в больницу. Боюсь вообразить, что чувствуют они.

Расскажите, как вы заботились о себе в это время.

– На самом деле, это было просто. Я принимала таблетки и постоянно всё дезинфицировала вокруг себя. В голове была мысль, что если я не буду лечиться и бороться за свою жизнь, то никто за меня это не сделает. Коронавирус – настоящее испытание для характера и для силы воли. У тебя просто нет другого выбора, как бороться, снова и снова, каждую минуту.

А вам сказали, что вы излечились от COVID-19?

– Нет. Сейчас, например, я чувствую себя хорошо. Но я всё ещё жду дальнейших указаний. Не знаю, что делать теперь. При лечении коронавируса нет никаких закреплённых протоколов, которым можно было бы следовать после излечения пациента.

Сейчас мне кажется, что весь мой дом пропитан вирусом. Я постепенно вернулась к утренним тренировкам, и порой кажется, что снова трудно дышать. Я очень боюсь заразиться повторно. Не покидает ощущение, что всё кругом заражено.

Значит, официально вам не сказали, что вы вылечились?

– Нет, потому что официально меня никто так и не проверил. Всё моё "лечение" свелось к диалогам по телефону и рекомендациям оператора. Первое, что мне сказали, было: "Не вздумайте идти в больницу". Я до сих пор там так и не была. В новостях говорят, что скоро в Испании начнут массово тестировать людей, переболевших коронавирусом, на предмет повторного заболевания. Но пока это остаётся на уровне планов. Я в глубине души чувствую, что болезнь отступила, но очень хочется убедиться в этом.

Как бы вы описали свою болезнь?

– Я никогда не чувствовала себя так плохо. Самое страшное, что после того, как ты переболел коронавирусом, становишься параноиком. Сложно смотреть новости, потому что понимаешь: с тобой всё это было и ты не застрахован от того, что болезнь вернётся. А не смотреть новости нельзя – там могут сказать что-то хорошее, может появиться надежда. Ты стараешься не думать о худшем развитии событий, но в то же время постоянно думаешь о нём, перестраховываешься. В Испании, где гибнут тысячи, невозможно не думать об этом.

Что бы вы посоветовали людям, находящимся в карантине?

– Первое, что я рекомендую, – это серьёзно отнестись к ситуации. Я знаю, что многие люди,  в том числе и  я, были настроены скептически по отношению к коронавирусу, когда он был только в Китае. Но когда я испытала это на себе, перестала так думать. Я стараюсь утешать себя тем, что это что-то временное и в какой-то момент мы обязательно выкарабкаемся. Всё могло быть гораздо хуже. Хорошо, что мы просто сидим дома, с родными и близкими. Это лучший сценарий из всех, что могло бы быть.

Перевод: Дарья Шацкая